Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

«Кругом стекла битые. Все в крови. Раскурочено. Жутко и страшно»

Среда, 25 Февраль 2015 11:16 Автор 
Оцените материал
(1 Голосовать)

История большого рейдерского захвата в маленьком уральском городе

Стрельба из боевого оружия, водометы, слезоточивый газ, битые стекла, раскуроченные гидранты, кровь, сломанные ребра… В ночь на 24 февраля в небольшом городе Верхний Уфалей шли настоящие боевые действия – бизнесмен Владимир Воронов, один из кредиторов местного завода-банкрота и владелец производства, расположенного там же, под прикрытием бойцов ЧОП пытался зайти на территорию, занятую днем ранее охранниками конкурсного управляющего. В итоге теперь Воронов и 20 сотрудников ЧОПа не могут оттуда выйти – в здании заводоуправления их блокировал вызванный на место челябинский ОМОН. Как развивались события и каковы перспективы этого «корпоративного» спора – в материале Znak.com.

Конфликт вокруг ООО «Уфалейский завод металлургического машиностроения» (УЗММ, 85,7% долей принадлежит екатеринбургскому бизнесмену Владимиру Воронову) шел последние несколько лет. В 2011 году предприятие было признано банкротом, еще ранее его территорию и активы разделили сам Воронов (было создано ООО «Уфалейский завод металлоизделий», УЗМИ) и его бывшие партнеры из Кургана – АК «Корвет» Анатолия Чернова (они создали ООО «Литейный центр»). Не сказать, что стороны жили мирно, но до последнего времени «боевые» действия за пределы судов не выходили. И никто из участников этой истории подумать не мог, что ее кульминацией станет кровавая драка со стрельбой.

День первый

Как и положено при имущественных спорах, события произошли в праздничные выходные. 22 февраля на территорию УЗММ зашли 40 бойцов ЧОП «Ветеран», которые действовали по указанию конкурсного управляющего Максима Лепина. Сам Лепин заявил Znak.com, что охрану нужно было завести, чтобы «обеспечить сохранность имущества УЗММ, которое необходимо включить в конкурсную массу», так как до этого «возникли ситуации, которые поставили под сомнение то, что имущество банкрота будет сохранено». Какие именно ситуации, он не пояснил, но, скорее всего, речь идет о сделке по продаже кузнечно-прессового цеха, который ранее входил в УЗМИ Владимира Воронова, последнему.

УЗМИ, в свою очередь, ранее арендовало площади УЗММ, в последнее время это предприятие не работало – его работники перешли в кузнечно-прессовый цех Воронова (вместе с административным персоналом это около 300 человек). Как заявил Максим Лепин, в кузнечно-прессовый цех никто из представителей ЧОП и не собирался заходить: «На него никто не претендовал, цели остановить завод не было. На остальную же часть территории у УЗМИ прав не было, поэтому их никто и не спрашивал». Конкурсный управляющий вообще говорит, что заход ЧОП «Ветеран» прошел тихо-мирно и без каких-либо эксцессов.

С этим категорически не согласны на УЗМИ Владимира Воронова. Заместитель директора УЗМИ Татьяна Софьина рассказала Znak.com, что «бойцы ЧОП громили все вокруг»: «22 февраля мне позвонил начальник службы экономической безопасности, сказал, что наших людей выкидывают из административно-бытового комплекса (АБК). Я примчалась туда. Это был ужас! Более 30 человек на 20-ти машинах приехали, без лицензии на охранную деятельность, без определенного места жительства, в трикошках каких-то! Все они с оружием, как будто они пришли воевать к нам. Сейчас Лепин и Чуркин (представитель управляющего – прим. ред.) говорят, что было все мирно – а зачем тогда их люди выворачивали все в АБК? Я сама видела, как вырывали пожарные гидранты, рушили все у нас. Было жутко», - рассказывает Татьяна Софьина.

В пресс-службе администрации Верхнего Уфалея говорят, что о заходе на УЗММ представителей Лепина мэр Павел Казаков узнал вечером 22 февраля – он провел в своем кабинете совещание с начальником отдела полиции Сергеем Богдановским, представителями ФСБ, адвокатом конкурсного управляющего УЗММ Евгением Чуркиным. В известность было поставлено руководство области. А на следующий день у главы города прошло еще одно совещание, на котором стороны (в том числе гендиректор ООО «УЗМИ» Олег Корюков) заявили о готовности к мирным переговорам. Они были назначены на 24 февраля.

День второй

Но в ночь на 24 февраля на УЗММ произошла бойня – в 00.00 часов туда приехал собственник УЗМИ и кузнечно-прессового цеха Владимир Воронов. «Чуркин заявил на совещании в мэрии, что они не могут найти меня. Я готов был приехать, но встал вопрос о моей безопасности. В итоге в кабинете мэра Верхнего Уфалея Павла Казакова было заявлено, что безопасность мне обеспечат. Я в это время был в Москве, вылетел в Екатеринбург вчера утром, начал искать ЧОП, который согласился бы меня сопровождать. Согласился ЧОП «Медведь», вчера мы выехали в Верхний Уфалей и приехали только к ночи», — рассказал Znak.com сам Воронов.

На проходной УЗММ Владимира Воронова, по его словам, встретили стрельбой. «ЧОП, который сел на заводе, сразу открыл стрельбу, начали пускать из шлангов воду, применили газ. Когда я шел к проходной, огонь открыли по мне. Я упал, меня подхватили мои ребята и усадили в машину, где я и просидел до приезда начальника уголовного розыска. Вместе с ним я зашел в заводоуправление», - рассказал Воронов.

Он утверждает, что сотрудники ЧОП «Ветеран», которых привезли Лепин и Чуркин, были пьяными, и это они открыли стрельбу. В мэрии Уфалея, в свою очередь, говорят, что нападавшими были сотрудники ЧОП «Медведь», приехавшие с Вороновым. В ОМВД Верхнего Уфалея отказываются от комментариев.

«Стекла кругом битые. Весь пол АБК в крови. Эти чоповцы Чуркина слезоточивый газ пустили и сами начали выпрыгивать из окон. И никого из них не задержали, а Владимира Викторовича (Воронова – прим. ред.) вместе с ребятами из ЧОП «Медведь» до сих пор ОМОН держит взаперти!» — рассказывает Татьяна Софьина. Об этом же еще вечером говорил сам Воронов: «С ночи сидим у меня в кабинете, в коридоре ребята из ЧОПа, нас заблокировал ОМОН. А тех, кто в нас стрелял, полиция отпустила без всякого освидетельствования, хотя они пьяные были все. По сути, они совершили покушение на мое убийство (именно так можно квалифицировать действия этих охранников)».

По словам Софьиной, с утра у сотрудников ЧОП «Медведь» полиция взяла объяснения по ночному инциденту, сейчас после звонка в областной главк из Екатеринбурга в Уфалей вызвали руководство ЧОП «Медведь». «Видимо, когда приедет руководство ЧОПа, будут решать, что делать», — говорит Софьина. По последним данным на вечер вторника, 24 февраля, Воронова и сотрудников ЧОПа начали допрашивать следователи.

Точное число раненых сейчас назвать никто не может. По официальным данным, в центральную городскую больницу Верхнего Уфалея с различными травмами обратились 11 человек, из них у одного диагностировали черепно-мозговую травму, он был госпитализирован. Кроме того, по данным главврача больницы Ирины Махненко, еще у двух человек обнаружены переломы ребер.

По словам пресс-секретаря УЗМИ Надежды Сайтулиной, со стороны ЧОП «Медведь» три человека получили огнестрельные ранения и один — травмы. «Один вооруженный человек, который стрелял в собственника (Воронова – прим. ред.), задержан. Где остальные - непонятно, возможно, на территории завода, возможно, в городе. Они использовали не травматику, а боевое оружие», — добавила Сайтулина.

Игра в активы

Владимир Воронов – не только собственник УЗМИ и кузнечно-прессового цеха, но и конкурсный кредитор УЗММ. Как рассказал Znak.com конкурсный управляющий этого завода-банкрота Максим Лепин, Воронов и аффилированные с ним структуры контролируют 71% кредиторской задолженности УЗММ (в целом она составляет 400 млн рублей). Казалось бы, конкурсные кредиторы могли поставить «своего» арбитражного управляющего, но представители Воронова обвиняют Лепина в том, что он работает в интересах их оппонентов из АК «Корвет».

«Когда Валерий Стародумов решил уйти с должности конкурсного управляющего, он посоветовал на это место Лепина – они вместе входят в СРО ЦФО. Мы к рекомендации прислушались, арбитражный суд утвердил кандидатуру Лепина. Но в итоге на наш УЗМИ управляющий пытается повесить долги в более чем 200 млн рублей, долги по аренде, а к «Корвету» у Лепина совсем другое отношение. Почему он не включает в конкурсную массу здание чугунно-литейного цеха и здания склада креплений? Есть решения судов всех инстанций о признании недействительными договоров купли-продажи этих объектов, которые сейчас занимает «Литейный центр». Но Лепин не выполняет решения судов», — заявляет замдиректора УЗМИ Татьяна Софьина.   

Оппоненты команды Воронова из АК «Корвет» и «Литейного центра» категорически не согласны с этими утверждениями. Как заявила Znak.com директор управления корпоративной собственности АК «Корвет» Наталья Волкова, «что касается непередачи в конкурсную массу чугунно-литейного цеха, то у Лепина нет правовых оснований этого делать, поскольку УЗММ уже получило установленную судом компенсацию за этот цех от УЗМИ в размере 11,7 млн рублей».

По ее словам, ситуация складывалась следующим образом: 5 августа 2013 года вступило в силу решение арбитражного суда Челябинской области о взыскании с УЗМИ в пользу УЗММ 11,7 млн рублей (в порядке применения последствий недействительности сделки по продаже здания чугунно-литейного цеха и здания склада креплений). 2 сентября 2014 года вступило в силу другое решение арбитража, в соответствии с которым был удовлетворен иск конкурсного управляющего УЗММ Максима Лепина о возврате из незаконного владения ООО «Литейный центр» зданий чугунно-литейного цеха и склада креплений. Но исполнение этих решений, как говорит Волкова, могло состояться только альтернативно: либо деньги, либо виндикация объектов от «Литейного центра». 28 ноября прошлого года обязательство УЗМИ по оплате 11,7 млн рублей было полностью исполнено путем зачета встречных требований по заявлению конкурсного управляющего Лепина.

«Двойное исполнение (и здание, и компенсация 11,7 млн) приведет к неосновательному обогащению УЗММ и ликвидации действующего предприятия «Литейный центр» (суд присудил УЗММ только здание, без оборудования и без персонала)», - заявляет Наталья Волкова.

В свою очередь именно такой расклад, по мнению представителей Владимира Воронова, и является работой Максима Лепина в пользу «Корвета» и «Литейного центра». Наталья Волкова, в свою очередь, говорит, что хоть они и являются кредиторами УЗММ (с общей суммой около 50 млн рублей), но данная задолженность не позволяет влиять на решения, принимаемые собранием кредиторов УЗММ, то есть не позволяет, в том числе, каким-либо образом контролировать арбитражного управляющего.

Максим Лепин утверждает, что приезд Владимира Воронова со своим ЧОПом на УЗММ – это очередная попытка отстранить его от работы на заводе-банкроте. «Есть решения судов, по которым структуры Воронова должны УЗММ более 50 млн рублей: это и по аренде площадей, и по договорам поставок. На подходе решения по долгу еще в 270 млн рублей. Естественно, они этим недовольны», -  говорит конкурсный управляющий. 

Как следует из материалов базы СПАРК, в начале февраля на собрании комитета кредиторов УЗММ большинством голосов (представителей Воронова – прим. ред.) было принято решение об отстранении Лепина от исполнения обязанностей конкурсного управляющего, а на этот пост рекомендован Дмитрий Кармацких (НП «Уральская саморегулируемая организация арбитражных управляющих»). Как следует из протокола собрания, Татьяна Софьина на нем заявила, что Лепин допустил нарушения требований закона «О несостоятельности», которые, по мнению комитета кредиторов, являются недопустимыми, что послужило основанием для обращения в контролирующий орган (Росреестр) с заявлением о привлечении его к ответственности».

Впрочем, оппоненты Воронова из комитета кредиторов говорят, что решение об отстранении Лепина принято не было, поскольку в соответствии с пунктом 2 статьи 15 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» решение об обращении в арбитражный суд с ходатайством об отстранении арбитражного управляющего принимается большинством от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов («За» по данному вопросу проголосовало 48,79% голосов от общего числа кредиторов, включенных в реестр). 

Но Татьяна Софьина все-таки подала ходатайство в арбитражный суд об отстранении Максима Лепина, и 16 февраля оно было оставлено без движения (кредиторам предоставили время до 17 марта для устранения нарушений). А уже через несколько дней Максим Лепин отправил на УЗММ бойцов ЧОПа. 

Что в итоге

По факту драки со стрельбой на территории Уфалейского завода металлургического машиностроения (УЗММ), которая произошла в ночь на 24 февраля, возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 213 УК РФ «Хулиганство», составлены два административных протокола, сообщил Znak.com источник в полиции.

Как рассказали в пресс-службе мэрии Верхнего Уфалея, в настоящее время на предприятии находятся порядка 40 сотрудников ОМОН, они будут оставаться на месте до завершения следственных действий. Когда они завершатся, никто сказать не может. Чтобы узнать оперативную информацию, вечером глава города Павел Казаков провел совещание с участием представителей силовых структур, надзорных ведомств и медиков.

Представители полиции пока отказались предоставлять информацию, сославшись на то, что для начала им нужно допросить всех участников событий. Но пообещали, что к утру первые комментарии появятся.

Между тем, как сообщил наш источник в Верхнем Уфалее, опасность ситуации еще и в том, что на территории бывшего УЗММ находится котельная ООО «Бриз», которая питает два района города – Центральный и Железнодорожников. Тепло подается в школы, детские сады, учреждения культуры. В случае отключения пострадать могут порядка 18 тыс. человек. Также УЗММ принадлежат ячейки ГПП (главная понизительная подстанция. – Прим. ред.), питающие УЗМИ, «Литейный центр» и еще ряд ОООшек. 

«Отключений не должно быть, — заверил Znak.com мэр Павел Казаков. – Я общался на эту тему с Максимом Лепиным, и он заверил, что жители не пострадают. К тому же на территории предприятия сейчас проводятся следственные действия».

Кроме того, сам Максим Лепин заявил Znak.com, что никто не будет препятствовать работе производственных мощностей, в том числе кузнечно-прессового цеха Владимира Воронова.

Все участники конфликта заявляют: единственное, что можно сделать в ситуации, - это найти инвестора, готового приобрести имущественный комплекс УЗММ и сохранить рабочие места. Отметим, как рассказала Znak.com представитель Воронова Татьяна Софьина, именно такое решение – о замещении активов должника (создании на базе его имущества открытого акционерного общества, эмиссии акций и их продаже новому инвестору) – было принято и кредиторами УЗММ, но Максим Лепин так и не начал исполнять его. Сам управляющий заявил, что пока для этого не утвержден перечень имущества УЗММ и не проведен ряд других мероприятий.

Ни о каком завершении спора речи, таким образом, не идет. А это значит, что как-нибудь поздно вечером к проходной снова могут подъехать два десятка машин, из которых выскочат три десятка бойцов...

 

Ссылка на источник

Прочитано 928 раз