Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

Бывшего вице-мэра в Иркутской области освободили от наказания за убийство журналиста

Вторник, 21 Октябрь 2014 23:56 Автор 
Оцените материал
(1 Голосовать)

Иркутский областной суд освободил от уголовной ответственности бывшего заместителя мэра Тулуна Геннадия Жигарева, осуждённого за убийство журналиста Александра Ходзинского, из-за истечения сроков давности, сообщается 20 октября на сайте суда. 


Геннадий Жигарев 

Убийство 74-летнего журналиста местной газеты «Компас» Александра Ходзинского произошло 7 июля 2012 года. Представители Общественной палаты Иркутской области и Фонда имени Ножикова связывали его смерть с разоблачительными публикациями против заммэра Геннадия Жигарева. Тулунский городской суд признал Жигарева виновным в убийстве, совершённом в состоянии аффекта, и приговорил к ограничению свободы на один год и 10 месяцев. Ограничение касалось выезда за пределы Тулуна и посещения массовых мероприятий в вечернее и ночное время, напоминает портал ИрСити


Убитый журналист Александр Ходзинский 

"Убийство в состоянии аффекта является преступлением небольшой тяжести и срок давности по нему составляет два года. Суд частично изменил приговор, освободив Жигарева от наказания в связи с истечением сроков давности. В остальной части приговор оставлен без изменения", — говорится в сообщении облсуда. 

Такое решение было принято по результатам рассмотрения двух апелляционных жалоб на приговор Жигареву. Одна поступила от адвоката осуждённого с требованием признать его полностью невиновным. Вторая — от вдовы и внука погибшего журналиста, которые просили отменить мягкий приговор и направить дело на повторное расследование. Суд назначал несколько повторных и дополнительных экспертиз, в том числе проводилась судебная психолого-психиатрическая экспертиза Жигарева в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии имени Сербского в Москве. 

Таким образом, резонансное дело об убийстве журналиста тулунским экс-чиновником Геннадием Жигаревым завершилось полной победой последнего, заключает местное ИА "Телеинформ"

Информагентство напоминает, что трагедии предшествовал многолетний конфликт между экс-вице-мэром и журналистом, возникший в результате разоблачительных публикаций Ходзинского о деятельности чиновника. В частности, в 2006 году Ходзинский уличил Геннадия Жигарева в том, что тот, находясь в должности первого заместителя мэра Тулуна, выделил своей жене в центре города земельный участок под строительство торгового центра "Созвездие": 

 

Ходзинский добивался отмены постановления о выделении этого участка, но мэрия и контролирующие органы отвечали ему отказом. Позже из-за этого инцидента Жигарев уволился с должности первого заместителя мэра города, а его жена продолжила строительство торгового центра. Александр Ходзинский инициировал ряд проверок ТЦ, настаивая на том, что объект был построен с нарушением технических и санитарных норм: он возводился из отработанных железнодорожных шпал. 

В июне 2012 года Геннадий Жигарев приехал на дачу к Александру Ходзинскому, имея в машине топор, нож и газовый баллончик. По версии Жигарева, он ехал, "чтобы уладить отношения с журналистом, однако тот напал на него и угрожал его жизни". Якобы обороняясь, Жигарев нанес пожилому журналисту ножевые ранения, повлекшие смерть. Как писали местные СМИ, Жигарев "нанес визит" журналисту после того, как накануне имела место перепалка и даже чуть ли не драка между последним и супругой экс-чиновника. 

Пострадавшая сторона поставила под сомнение версию о том, что убийство было совершено в состоянии аффекта и в целях самообороны, и подала апелляцию на решение Тулунского городского суда в Иркутской областной суд, который в ходе рассмотрения дела решил смягчить приговор и отменить наказание Жигареву. 

- Мы намерены добиваться пересмотра этого решения, - прокомментировали "Телеинформу" в Фонде Ю.А. Ножикова. - После того, как текст решения суда будет получен истцом, мы проведем консультации и определим наши дальнейшие шаги. Будем пытаться в рамках судебной системы добиваться вынесения справедливого приговора убийце. Возможно, для этого придется обратиться к независимым экспертам, поскольку есть основания усомниться в объективности заключения психолого-психиатрической экспертизы. Нет ясности и в том, как был убит журналист – картина трагедии не восстановлена. Без ответов на ключевые вопросы этого дела ставить точку в истории рано. 

Ссылка на источник

Прочитано 1181 раз