Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

В смерти совладельца «Урал-тау» умысла не нашли

Понедельник, 13 Июль 2015 20:17 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Следствие предложило суду рассмотреть версию о бытовом убийстве

Вчера стало известно о передаче в суд уголовного дела об убийстве совладельца крупнейшего на северо-востоке Башкирии сельхозпредприятия «Урал-тау» Артура Ахтарова. Его тело со следами борьбы был обнаружено год назад на пустыре возле жилых домов в поселке Месягутово Дуванского района. Обвинение в убийстве предъявлено знакомым бизнесмена — управляющему местного допофиса банка «Уралсиб» Андрею Ожегову и сотруднику местной администрации Дамиру Нуриеву. Следствие считает, что предпринимателя задушили во время пьяной разборки. Версию о заказном убийстве, на которой настаивали родственники погибшего, следствии посчитало недоказанной.

О передаче в Верховный суд Башкирии уголовного дела об убийстве Артура Ахтарова, коммерческого директора и совладельца дуванского ООО СХП «Урал-тау», вчера сообщили прокуратура республики и региональное управление Следственного комитета РФ. Обвинение в групповом убийстве (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ) предъявлено, по информации ведомств, главному специалисту отдела жизнеобеспечения Дуванской администрации 33-летнему Дамиру Нуриеву и управляющему местным допофисом «Уралсиба» 39-летнему Андрею Ожегову.

В январе прошлого года, как считают в СК, обвиняемые вместе с предпринимателем отмечали день рождения знакомого, а затем ходили в гости друг к другу, где пили спиртное. Во время посещения дома Дамира Нуриева между Артуром Ахтаровым и Андреем Ожеговым произошел конфликт: предпринимателю не понравилось, как управляющий банковского офиса хвастал перед ним умением наносить удары ножом. Завязалась драка, во время которой чиновник и сотрудник банка нанесли бизнесмену несколько ударов неустановленным металлическим предметом, а затем натянули ему на голову сумку из полимерного материала и по очереди начали душить. Убийство происходило в подвале дома чиновника, где он хранил экспонаты своих поисковых экспедиций. При обыске у него были найдены и изъяты боевые патроны времен Великой отечественной войны, на основании чего ему предъявили обвинение также по статье 222-й УК «Незаконное хранение боеприпасов».

Обвиняемые, арестованные в ходе следствия, как отметили в прокуратуре, сознались в убийстве, но отказались дать показания о его мотивах и обстоятельствах, воспользовавшись статьей 51-й Конституции РФ (позволяет не свидетельствовать против себя). В СУ СК в то же время сообщили „Ъ“, что вины обвиняемые вовсе не признали. «Они неоднократно меняли показания, обвиняя друг друга. Сейчас они подтверждают лишь факт смерти предпринимателя, а умысел на убийство отрицают»,— сказала „Ъ“ старший помощник руководителя СУ СК Светлана Абрамова.

Расследование резонансного уголовного дела вел районный отдел СК, но по требованию общественности, представителей семьи убитого и из-за необходимости проведения массы экспертиз оно было передано в первый отдел по расследованию особо важных дел в Уфе. По информации следствия, раскрыть убийство удалось главным образом благодаря показаниям Андрея Ожегова. Он был опрошен как свидетель по делу, так как за несколько часов до убийства был в гостях у Артура Ахтарова. Ожегов указал оперативникам, куда с соучастником вывез на санях и закопал труп предпринимателя. При этом он обвинил в убийстве Нуриева, а тот в свою очередь — его. Прежде судимости обвиняемые не имели.

«Урал-тау» — крупный местный заготовщик мяса и поставщик КРС. Компания работает, по данным Kartoteka.ru, по муниципальным контрактам. Артур Ахтаров владел в нем 50%. Члены его семьи после смерти настаивали, чтобы следствие отработало версию заказного убийства в интересах второго совладельца предприятия Тагира Зарипова. «Руководство же „Урал-тау” ходатайствовало о разработке версии о заказном убийстве в интересах конкурентов. Обе версии убийства по найму были тщательно проверены и не подтвердились»,— сказала Светлана Абрамова. В частности, господин Зарипов был проверен на полиграфе. Следствие пришло к выводу, что к смерти Артура Ахтарова привел «конфликт на ровном месте».

Фамилию адвоката Дамира Нуриева следствие не раскрывает. Адвокат Алексея Ожегова Юлия Кочкина для комментариев была вчера недоступна: ее мобильный телефон не отвечал.

 

Ссылка на источник

Прочитано 1141 раз Последнее изменение Понедельник, 13 Июль 2015 20:20