Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

В ФСБ своих брали много и часто

Понедельник, 30 Декабрь 2019 17:18 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Спецслужба пережила нелегкий год зачисток и посадок

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

Еще ни разу со дня создания Федеральной службы безопасности столько ее сотрудников сразу не оказывалось под следствием и судами. Чекистов обвиняли в получении взяток, мошенничествах, разбоях, бандитизме и даже создании оргпреступного сообщества. При этом руководителей самой спецслужбы проблемы подчиненных не коснулись.

Самым видным из чекистов, оказавшихся в этом году в СИЗО, стал полковник Кирилл Черкалин, возглавлявший 2-й, «банковский», отдел управления «К» службы экономической безопасности ФСБ. Офицер курировал не только работу ЦБ и АСВ, но и решал судьбу десятков банков. Например, за взятку ему в размере $850 тыс. руководство банка «Транспортный», который использовался в схемах по выводу денег из России в Молдавию, продлило существование банка на несколько лет.

У официально заработавшего за годы службы чуть более 17,5 млн руб. офицера Черкалина нашлось имущество на 6,3 млрд руб., в том числе пять квартир и два загородных дома.

Его активы были конфискованы по решению Головинского райсуда. Причем Кирилл Черкалин с ним, в общем, оказался согласен.

Благодаря же показаниям признавшего вину Черкалина дополнительные эпизоды, очевидно, вскоре появятся в уголовном деле его бывшего начальника — замруководителя управления «К» Дмитрия Фролова, первоначально арестованного за мошенничество. По данным “Ъ”, раскаявшийся борец с банковской преступностью Черкалин даже нарисовал схему коррупционных контактов полковника Фролова, о которых ему было известно.

Интересно, что на полковника Черкалина управление собственной безопасности (УСБ) ФСБ и СКР вышли благодаря показаниям другого полковника, Михаила Горбатова. Последний был прикомандирован к администрации президента, попался сотрудникам УСБ на нескольких эпизодах мошенничества, но вместо десяти лет строгого режима получил за сотрудничество четыре с половиной года обычного и вскоре выйдет на свободу.

Только тремя полковниками центрального аппарата ФСБ дело не закончилось: под стражу впервые в истории попали сразу два следователя следственного управления спецслужбы — Алексей Колбов и Сергей Белоусов, обвиняемые в вымогательстве взятки на общую сумму 65 млн руб. в биткойнах за условное наказание экс-гендиректору ФГУП «Издательство "Известия"» Эрасту Галумову, обвиняемому в мошенничестве и других преступлениях.

Наконец, самым масштабным по количеству участников-чекистов оказалось уголовное дело о разбое, совершенном на одного из клиентов московского банка «Металлург».

За почти 140 млн руб., изъятых в ходе налета, совершенного под видом обыска, в СИЗО и под домашние аресты попали с десяток чекистов, в том числе из знаменитых управлений «Альфа» и «Вымпел» Центра специального назначения ФСБ.

Чуть позже под следствием оказался заместитель начальника управления капитального строительства службы обеспечения деятельности ФСБ Юрий Сулин, которого обвинили в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий. По подсчетам следствия, из-за действий чиновника ведомство могло потерять порядка 657 млн руб. при строительстве различных объектов, в том числе в рамках реализации федеральной целевой программы «Государственная граница Российской Федерации (2012–2020 годы)». Несмотря на внушительную сумму предполагаемого ущерба, господина Сулина отправили не в СИЗО, а под домашний арест, запретив комментировать свое дело в СМИ и уходить на 500 м от квартиры во время прогулок.

А закончился год совсем уже скандальной историей: сотрудников управления ФСБ по Москве и области следователь СКР обвинил в наиболее тяжких преступлениях — организации преступного сообщества и бандитизме. Якобы они использовали членов региональной общественной организации «Единые народные общинные товарищества» (известна как частная военная компания (ЧВК) «Е.Н.О.Т. корп.»), отличившихся в том числе в боевых действиях и гуманитарных операциях на востоке Украины и в Сирии, для разбоев и краж, совершенных после обысков и выемок документов у фигурантов уголовных дел. Правда, несмотря на обвинения, грозившие 25-летними сроками, заявления потерпевших и признания отдельных «енотов», одного из чекистов освободил сам военный суд, посчитавший сомнительными инкриминируемые ему деяния. Другой, напротив, был освобожден следствием после признания вины и сейчас находится под госзащитой.

При этом следует отметить, что почти у всех подследственных чекистов пытались получить показания на их руководителей, чтобы затем, очевидно, обвинить и стоящих над ними офицеров ФСБ, но ни в одном из этих случаев участники разбирательств до генералов не добрались.

 

Ссылка на источник

Прочитано 153 раз