Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

Рассказ о моем «дорогом друге» Рауфе Нугуманове

Среда, 04 Декабрь 2019 19:54 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

В свое время я был снят с должности в органах власти республики. Не согласовал одну бумагу, которую рекомендовали согласовать вышестоящие коллеги. Почувствовал подвох, документ был с явной коммерческой подоплекой, потому что намекнули, за подпись возможна «премия».

Потом мне сказали, оформляй увольнение, лучше по собственному желанию или уйдешь с волчьим билетом. Прямо так, жестко, без намеков. Ничего не оставалось, ушел. Нашел другую работу, детей кормить хватает, но с трудом. Потом один из бывших коллег рассказал, что разговор больших начальников, решивший мою судьбу, произошел в кабинете самого Нугуманова.

Как-то обидно стало, старался работать честно, личных интересов на службе не допускал, в итоге в этой прогнившей системе за свою же честность и пострадал. А обиднее всего, что такие люди как Нугуманов как ни в чем не бывало продолжают работать. Совесть? Нет такого понятия, когда имеешь дело с суммами по девять нулей.

Короче говоря, это рассказ о моем «дорогом друге» Рауфе Самигулловиче. Об «удивительном» человеке, ломающем судьбы других людей ради своих неуемных финансовых аппетитов.

Этому человеку удается очень ловко подбираться к первым лицам, и под их протекторатом разворачивать свои дела. На его пути таких как я, выброшенных за борт, было много. Это у него манера политическая. Убирает тех, кто мешает. Мне еще повезло, по «собственному» ушел. А так могли и чужие косяки навешать, это в стиле Нугуманова. У него есть еще один излюбленные прием, на который многие коллеги обращают внимание. Как только над его головой начинают сгущаться тучи, Нугуманов находит другую проблему и активно начинает ее раскручивать сам или через подчиненных. Так он отвлекает внимание от своих косяков и уходит от ответственности.

Еще при Муртазе Рахимове Рауф Нугуманов очень быстро почувствовал вкус власти и сопутствующих благ. Он начал очень быстро подминать под себя все, что обещало доход. Ведь закалку он получил в лихие девяностые, работая в районных администрациях.

Например, есть такая версия, что Нугуманов, когда был мэром, помог становлению местного олигарха Альберта Мухамедьярова, подписав бумажку, которая расширила медиа-бизнес опального бизнесмена. Об этом недавно писали в СМИ. Не в официальных, конечно.

За три года мэрства Нугуманов почувствовал в себе не просто силу, он решил, что ему можно все. Как тогда говорили, он даже ездил в Москву и позиционировал себя как кандидат в президенты без согласия Рахимова. Но Рахимов жестко оборвал карьеру амбициозного подчиненного.

Самовольства Муртаза Губайдуллович не терпел. Нугуманова отправили коптиться в уфимские тепловые сети, хотя стоило бы забросить еще дальше, председателем какого-нибудь колхоза.

Во время работы в тепловых сетях Нугуманов чуть не стал фигурантом уголовного дела – правоохранители якобы пытались уличить его в обналичивании государственных денег. Подальше от греха Нугуманов уехал в Москву.

Вернулся во власть Рауф Нугуманов (на мою голову) уже при Хамитове. Сначала его назначили директором Фонда жилищного строительства, а затем первым вице-премьером правительства РБ. Сегодня я могу уверенно сказать, что Нугуманов остался верен своей политической манере. Но семь лет для него не прошли даром, выводы он сделал, стал осторожнее. Ходы стали сложнее. Используется больше пешек, таких как я, и уволенный недавно Ражап Набиуллин. Некоторые «пешки» даже не подозревают о том, что они в чьей-то «игре».

Многим запомнилась история с подрядом на строительство второго моста через Белую в направлении затона. Тогда развернулась борьба за этот подряд между городскими властями и республиканскими властями. На этом примере можно сравнить аппетиты чиновников двух уровней. Город нашел «Уралмостострой», готовый взяться за подряд за 4 млрд. рублей. Нугуманов продвигал интересы «Вол***ст», который был готов построить тот же мост на том же месте, но на 1,5 миллиарда дороже.

Рауф Самигуллович очень ревностно относится к тому, что дорогие контракты в строительной и дорожной сферах проходят мимо него. За такие вещи он наказывает. Да так, что никто не догадается. Например, мало кто знает, что народные волнения против скоростного трамвая тоже были заказаны с высокопоставленного кресла. Это очень просто сделать на самом деле, если владеть нужными приемами подстегивания людей. Специально обученные люди есть и существует мнение, что они поначалу ходили по домам блюxe-pцев. А дальше процесс пошел самотеком. А причина очень простая – это был контракт на два миллиарда и проходил он мимо Нугуманова. Итог все в городе знают. О трамвае раньше трубили все, теперь молчат. Скорее всего, проект похоронят. Теперь уфимцы знают, кого за это благодарить.

Еще один проект, который остановил Нугуманов – это реконструкция въезда в Дему со стороны трассы М-5. Не многие знают, что там предполагалось федеральное финансирование. Но деньги опять шли мимо Нугуманова, куратором была Администрация города.

На участке уже шли работы, но их тормознули. Говорят, будто Нугуманов лично зашел к Хамитову и рассказал всяких небылиц про это строительство.

Хамитов доверился своему первому вице-премьеру и принял политическое решение об остановке стройки. Возобновить его уже полтора года не могут. И не смогут, наверное. Федеральные деньги быстро ускользают, не успеешь освоить, освоят другие.

В результате этой истории Нугуманов добился увольнения Радмира Вагапова, который не смог смириться с политическими интригами, мешающими работе, а одна из крупных дорожно-строительных контор республики, «Дортрансстрой», якобы перешла в собственность партнеров Рауфа Нугуманова.

Такими противодействиями Нугуманов похоже дает понять всем более мелким чиновникам: «Хотите что-то построить, стройте через меня! Мимо меня не сможете»! Он подминает все под себя, но уже более аккуратно, не как в 2003 году. Игроков и партий много, найти концы трудно.

Как недавно писали в СМИ, активно поработал Рауф Нугуманов и с обманутыми дольщиками. Не зря подконтрольному ему Фонду жилищного строительства позволили достроить самые выгодные долгострои – «Зеленый берег» и «Солнечный». Эти два проекта не только не убыточны, они принесут Фонду жилищного строительства прибыль. И немалую, знa-кoмые чиновники говорят, там речь идет о миллиардах. Но эти деньги вряд ли попадут в бюджет. Бюджет еще и сверху заплатит, ведь ФЖС достраивает свои объекты с такими вложениями в квадратный метр, с какими можно построить новый дом от стадии фундамента и инженерных сетей. Только это мало кого волнует в прогнившей системе.

Интересный факт, застройщик микрорайона «Солнечный» Наиль Зарипов, которого признали ви-нoвным по статье мошенничество, утверждает, что 800 миллионов рублей, которые его фирма вложила в строительство, на бумагах каким-то вo-лшeбным образом прописаны как расходы Фонда жилищного строительства, за которые Фонд потом получил компенсацию из республиканского бюджета... Есть сомнение, что посадили не тех. Опять пешки пострадали.

Но самая большая авантюра Нугуманова связана, конечно, с ЗАО Цветы Башкортостана». В 2008 году «Цветам Башкортостана», тогда еще ОАО-шке, было предоставлено в аренду несколько земельных участков под Уфой, общая площадь которых около 235 гектар.

Через три года, в 2011-ом, эти участки объединили в два больших, площадью около 215-ти и 14-ти гектар. Дальше руководство предприятия действовало очень быстро. Как только была оформлена регистрация двух этих участков, ЗАО «Цветы Башкортостана» обратилось в Ми-нистерство земельных и имущественных отношений с заявлением об их приватизации.

Параллельно юристы предприятия проявляли активность по постановке на кадастровый учет еще двух участков. Один, площадью около 14 гектар предназначался для жилищного хозяйства, второй – что-то около 203 гектар – для ведения сельского хозяйства.

Но речь идет об одних и тех же участках, которые были выделены «Цветам Башкортостана» в 2008 году и укрупнены в 2011-ом.

Для чего нужна была такая сложная комбинация? Ответ напрашивается сам – чтобы запутать следы и ввести в заблуждение госорганы. В итоге остались на кадастровом учете и были приватизированы «Цветами Башкортостана» участки, сформированные под жилищное и сельское хозяйство, площадью 14 и 203 гектa-poв соответственно.

Но оба эти участка были сформированы в нарушение законодательства, градостроительного и земельного кодекса. Только это мало кого волнует. Волновались только в Минземимуществе, писали письмо в «Цветы в Башкортостана», где говорилось, что приватизация указанных земель по закону невозможна. Я сам это письмо видел от коллег.

Но в «Цветах Башкортостана» это письмо вызвало совершенно неожиданную реакцию – юристы предприятия обратились в Арбитражный суд и... выиг-paли его.

Министерству было предписано заключить договора купли-продажи с ЗАО «Цветы Башкортостана». В итоге земельные участки были переданы предприятию за сумму около 5 млн. рублей.

Решение суда оспорено не было. Среди бывших коллег ходят слухи, что будто был звонок от уже упомянутого Рауфа Нугуманова с настоятельной просьбой не мутить воду и не обивать больше пороги судов.

А недавно из малого участка, площадью 14 гектa-poв, был выделен еще меньший – где-то 4 гектара. Но продали его по стоимости, в 20 раз превышающей общую сумму, которую за оба участка отдали «Цветы Башкортостана» - за 100 млн. рублей! А в СМИ уже пишут, что сегодня ЗАО «Цветы Башкортостана» разрабатывает проект планировки и межевания участка для его перевода из целей сельхоз назначения на цели жилищного строительства.

По скромным оценкам, на этих территориях можно построить около 1 млн. кв. метров жилья. Стоимость земельного участка составит не менее 5-7 млрд. рублей. Еще ходят слухи, что строительный подряд по данным участкам, если их все-таки оформят под возведение жилья, может достаться Фонду жилищного строительства. С продажи квартир, с учетом вычета себестоимости, кто-то «поимеет» еще 15-20 миллиардов. Много? На меньшее Нугуманов вряд ли согласится, шесть нулей ему не интересны.

Мой рассказ вряд ли что-то изменит в республике. Когда речь идет о доступе к миллиардам, меняются только пешки, а ферзи остаются. Обидно было оказаться в роли пешки в большой игре. Выплеснул на бумагу, вроде полегчало. А дальше будь что будет.

Из почты Уфимского Журнала

 

Ссылка на источник

Прочитано 175 раз