Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

Айдар Губайдуллин на акции протеста бросил пластиковую бутылку в сторону полицейских — и ни в кого не попал. Ему грозит реальный срок Брат обвиняемого рассказал «Медузе», как шло расследование

Вторник, 22 Октябрь 2019 21:42 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Айдар Губайдуллин в суде. 21 августа 2019 года
Дмитрий Серебряков / AP / Scanpix / LETA
 

Мещанский суд Москвы начал рассматривать уголовное дело 26-летнего программиста Айдара Губайдулина. Его обвиняют покушении на насилие в отношении полицейского на протестной акции 27 июля — программист бросил пластиковую бутылку в сторону полицейских и росгвардейцев, избивавших участников акции, но не попал в них. Тем не менее Губайдулин находится в СИЗО, ему грозит реальный срок. «Медуза» поговорила с братом фигуранта «Московского дела» Ильдаром Губайдулиным.

Обновление: 18 сентября суд вернул дело Айдара Губайдулина в прокуратуру, обвиняемого освободили под подписку о невыезде.

Мы учились вместе с Айдаром. Он всегда интересовался точными науками, был призером олимпиад. После 11-го класса уехал [из Уфы] в Москву учиться в МФТИ. Уже во время учебы начал подрабатывать репетитором по математике, затем нашел работу программистом в международной компании NetCracker. Потом перешел на работу в «Сбербанк-Технологии».

Айдар всегда следил за политической ситуацией в стране, но активными действиями не занимался, ничего такого не предпринимал. На акцию 27 июля он вышел, потому что его возмутило то, что независимых кандидатов не зарегистрировали на выборах в Мосгордуму. Он решил таким образом показать свою позицию по этому вопросу.

На акции брат стал свидетелем избиения мирных граждан. Людей, которые находились на улице, стали просто избивать дубинками. Айдара это очень возмутило.

В тот день Айдар купил пластиковую бутылку питьевой воды — выпил ее и положил в сумку. А когда стал свидетелем насильственных действий [со стороны полиции], может быть, решил вступиться. Хотел показать, что так нельзя поступать, и решил бросить эту бутылку [в сторону полицейских]. Никакого умысла причинять кому-то вред у него не было.

Айдару вменяют покушение на применение насилие в отношении представителя власти. При этом бутылка, когда брат ее бросил, была уже пустой [и не могла причинить вреда]. Сторона обвинения выдвигает догадки, что на самом деле бутылка была с водой [и могла причинить вред полицейскому] — это только предположения одного из свидетелей. Но это не основной момент. Основной — показания потерпевшего [полицейского]. Он говорит, что будто бы в последний момент увидел брошенную бутылку и увернулся. И якобы это причинило ему моральный вред.

Мы заказали независимую экспертизу, которая исследовала видеозаписи [случившегося]. Она пришла к выводу, что полицейский не мог видеть бутылку. Соответственно получить какой-то моральный вред он тоже не мог. В целом я считаю, что никакого уголовного состава здесь нет. Это максимум административное правонарушение. Айдар должен быть освобожден. Тем более он уже отсидел довольно большой срок в СИЗО и это несоизмеримое наказание даже при моральном вреде потерпевшему.

Сейчас Айдар находится в СИЗО № 3. Сам он говорит, что там в целом нормально и условия хорошие. Но круглосуточно играет громкая музыка. Это мешает ему сконцентрироваться, чтобы читать книги и заниматься своими делами. При этом от других людей я слышал, что условия там не очень хорошие — полуразрушенные помещения и бегают крысы.

После предварительных слушаний маме дали свидание с Айдаром. Брат сказал, что в порядке. Он держится в моральном плане. При этом маме очень тяжело. Она переживает каждую минуту. Вся эта ситуация кажется ей абсурдом.

Мы следили за другими делами, связанными с протестами. В частности вчера был суд по Павлу Устинову, и мама очень переживала, что абсолютно невиновного человека посадили на 3,5 года.

Ужасные приговоры были и по другим фигурантам «московского дела». Ни один из них не заслужил таких сроков. Очевидно, что такие жестокие приговоры и игнорирование доводов защиты — это политическое решение. Считаю, что это страх власти перед выборами в Мосгордуму. Выборы уже прошли, но сдавать назад власти уже тоже боятся. Поэтому мы наблюдаем эти репрессии.

Конечно, мы надеемся, что Айдара отпустят. Но судя по предыдущему опыту, ему тоже повесят реальный срок. Не хочется об этом думать.

Мне кажется, ситуация еще может измениться. То, что дела в отношении некоторых фигурантов прекратили, было политическим решением. Не знаю, чем оно было обосновано, но сейчас нам остается только ждать таких же политических решений и запускать общественную поддержку, чтобы общественные деятели, деятели культуры, науки и искусства вступались за Айдара и других фигурантов. Думаю, это может повлиять на дело.

 

Ссылка на источник