Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

Преступление было. Только со стороны росгвардейцев

Вторник, 22 Октябрь 2019 20:38 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Поражает даже не корпоративная солидарность, – не могло быть по-другому. Я многих ребят знаю – и Молочникова, и Кукушкина. Никто из них просто не умеет вести себя иначе. Каждый из них впряжется за любого, кому нужна помощь. С кем поступили гнусно.

Поражает вот этот фон: «нет, ну преступление конечно было». Какие-то никому не ведомые «адвокаты» (тут ФПА должна разобраться), анонимные телеграммеры и проч.

Какое было преступление? Вот стоит человек. Смотрит в экран мобильного телефона. Все зафиксировано на видео, смотрите хоть с какого ракурса. На него налетает целая группа людей, – он их даже не видит. Рефлекторно оборачивается, поднимает две руки, в которых зажат смартфон. Потом, чтоб не повалиться на спину, разворачивается лицом к асфальту и пытается сделать шаг. Чтоб просто не расквасить себе лицо. Дальше его валят и до полусмерти избивают.

Ну да, конечно, несомненно. Преступление было. Только со стороны росгвардейцев. Тут все очевидно, покрутите свое видео. Но за это преступление осудили жертву.

Осудили просто потому, что «ну вы же знаете, что нельзя унижать систему»?

Проблема в том, что система унизила сама себя. Этими бумажными стаканчиками, которые «причиняют страдания». Этим вывихом плеча, случившимся от того, что пострадавший слишком сильно бил лежачего безоружного человека. Этими подставными свидетелями и заказными постами. Система унижает себя, подбрасывая наркоту и осуждая людей, даже не выслушивая сторону защиты. Система унижает себя тем, что перестала быть системой защиты, превратившись в систему самозащиты.

И если система не вспомнит, что создана она исключительно для того, чтоб защищать граждан, а не саму себя, унижением это не закончится.

 

Ссылка на источник