Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

Право на мирный протест абсолютно

Понедельник, 02 Сентябрь 2019 19:08 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Примерно десять дней назад я начал писать пост про 31 августа. Мысль была в том, что это в известном смысле ключевое событие нынешней кампании оппозиции. И что сам вопрос — состоится ли что-нибудь 31 августа — будет ареной острой борьбы. Потом мне показалось это столь очевидным, что я не стал дописывать и публиковать статус. (Он остался в Хронике, где его многие видели.) Потом я уехал, а тем временем повестка резко изменилась.

Десять дней заняли споры об умном голосовании, которые уже из ушей лезут и ничем не могут кончиться. Идея Навального как была, так и остается, простите за некрасивое заимствование, — контровершал, противоречивой. И можно написать еще 50 ярких текстов в ее поддержку и против нее — вы останетесь на том же месте.

В то же время реальная повестка протестного лета изменилась. Она сегодня не очень связана уже с выборами в мосгордуму, она связана с правом выхода на улицу.

Столкнувшись с внезапной эскалацией уличной активности, Кремль решил резко повысить ее возможные издержки. Именно с этим связаны садистские избиения демонстрантов, явно «под квоту» (не менее тысячи) массовые задержания, беззаконные серийные аресты известных оппозиционеров, фабрикации дел по 212 и 318 статьям. Задача состоит в том, чтобы по факту криминализовать (приблизить к уголовному преступлению) сам факт «не санкционированного» выхода на улицу.

В связи с этим уместно сформулировать одну максиму. Говоря о праве на мирный протест, оппозиция обычно (абсолютно справедливо) апеллирует к 31 статье конституции, утверждающей это право. Но сегодня важно сформулировать более широкий тезис: право на мирный протест не даровано нам конституцией, право на мирный протест АБСОЛЮТНО.

Еще раз: право на МИРНЫЙ протест АБСОЛЮТНО. (Об этом, в частности, говорит нам и очередная годовщина демонстрации на Красной площади 1968 г.) Это значит, что правовой документ, который отрицает право на мирный протест, не является правовым документом. Если напишут конституцию, в которой его не будет, значит, это будет фейковая конституция. Это так же, как если бы власти выпустили указ, про то что гражданам запрещается иметь чувство собственного достоинства, самоуважения и гордости за исключением случаев, когда эти чувства согласованы с мэрией.

Это, однако, не отменяет того, что риски вашей попытки воспользоваться абсолютным (естественным) правом резко повысились. Такова динамика авторитарного правления. Но стоит помнить также, что повысились они потому, что чувство, что это право неотъемлемо, стало в обществе сильнее и тверже. Что нам и демонстрировала динамика летних протестов.

Еще раз повторим, просто чтобы не забыть: право на мирный протест абсолютно.

 

Ссылка на источник