Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

Миллиарды из камня: Как в Башкирии хищнически добывали плитняк

Понедельник, 19 Ноябрь 2018 21:43 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

 

Депутат Госдумы Зариф Байгускаров в интервью Медиакорсети рассказал, что только в Темясово за 6 месяцев вывозят камня на сумму более миллиарда рублей.

22 октября из уст врио главы Башкирии Радия Хабирова жители республики узнали о том, что в регионе практически бесконтрольно добывается природный камень. Радий Хабиров распорядился приостановить его добычу и выдачу лицензий. До этого глава региона лично побывал на карьере в Темясово, в поездке его сопровождал депутат Госдумы Зариф Байгускаров. Мы встретились с ним, чтобы узнать все подробности.

 

- Впервые об этой проблеме я услышал в августе 2016 года, - рассказал депутат Госдумы Зариф Байгускаров. – Когда у меня была встреча с жителями села Темясово Баймакского района, они мне рассказали, что у них в горах в большом количестве добывается плитняк.

Зариф Байгускаров попросил отвезти его на место добычи камня. Нашли «Ниву», поехали.

- Когда я все посмотрел, то я ужаснулся, - вспоминает депутат (тогда бывший еще кандидатом в депутаты). – Это просто варварское расхищение собственности, природных богатств.

 

После его избрания депутатом Госдумы Зариф Байгускаров стал заниматься этой темой, отправил 25 депутатских запроса в разные инстанции (прокуратуру, МВД, минприроды, Росссельхознадзор, минлесхоз, правительство РБ и т.д.)

- Я не против предпринимательства, я хочу чтобы это дело велось цивилизованно и на законных основаниях, - поясняет он. – Во-первых, если ты получил лицензию на добычу природного камня, то ты должен каждый год отчитываться об объемах своей добычи. А плитняк этот – очень ценный. Но они показывали либо ноль, либо небольшой объем добычи. А минприроды, не проверив эти данные, продлевает им лицензии или дает им другой участок.

По словам депутата, такие добытчики не утруждали себя рекультивацией земли, а главное - не платили налоги (НДФЛ и НДПИ), хотя разработка карьера велась в течение 20 лет.

По подсчетам депутата, только из карьера возле Темясово за 6 месяцев добывают природный камень на сумму 1 млрд 200 млн руб.

- И это только по местным ценам, а камень поставляется в Москву, Питер, Грозный, и там он стоит раз в 5-7 раз дороже, - говорит Зариф Байгускаров. - И можно представить, на какую сумму природное богатство вывозится из нашей республики. И причем район, население – ничего от этого не получает. Это же ненормально.

При этом наносится ущерб природе, дорогам, лесу.

- Я там был, это же как после бомбежки там, - говорит он.

Стоит сказать, что природный камень добывается не только в Темясово, но и в других районах Башкирии, например, в Белорецком, Абзелиловском, Хайбуллинском, Зилаирском районах. И речь может идти о многомиллиардных суммах. Понятно, почему эта ситуация стала объектом внимания нового главы региона

После депутатских запросов 26 февраля в этом году провели совещание с участием глав администраций, прокуроров, начальников полиции ряда районов республики, рассказывает Зариф Байгускаров.

- Я там напрямую спросил: вот тут прокурор, начальник полиции – как вы могли допустить, что в течение нескольких лет расхищалось природное богатство? Почему вы этого не видите? Они промолчали, - вспоминает депутат.

Были попытки оправдаться несовершенством закона, мол, нужны поправки, но когда у присутствующих попросили внести предложения, их в течение длительного времени никто так и не сделал, говорит Зариф Байгускаров.

- Дело не в законах, а в желании работать, - делает вывод он.

- Конфликт в Темясово был связан с этой ситуацией на карьере? – спрашиваю про конфликт, произошедший в ночь на 30 сентября между местными жителями и работавшими на карьере чеченцами.

- Я был на этом карьере в августе, попросил полицию со мной поехать, - отвечает Зариф Байгускаров. – Приезжаем на карьер в Темясово, там работают чеченцы. Спрашиваю, как работают, сколько камня добыли. Отвечают, что шесть «Камазов» вывезли.

- Я их спрашиваю, есть у вас лицензия, разрешение, договор, мне отвечают, что есть, но у какого-то человека, которого сейчас нет на месте, - продолжил депутат. – Я попросил сотрудников полиции проверить, насколько законно они работают. Они пообещали. И если бы они провели проверку, работу там приостановили, то этой ситуации в Темясово могло бы и не быть.

Зариф Байгускаров рассказал о ситуации с добычей природного камня и на местном телевидении.

- Я очень возмущен этой историей, это целая катастрофа. Таких карьеров только по территории Баймакского района более сорока. Весь объем добытого камня идет в Москву, Московскую область, Грозный. Зачем мы продаем, если мы от этого ничего не получаем? Может, лучше отказаться от разработки? В бюджет от этого мы получаем максимум 5 миллионов рублей, — отметил Радий Хабиров на совещании в правительстве 22 октября, потребовав от глав районов контролировать процесс добычи природного камня с помощью систем видеонаблюдения.

 

Ссылка на источник