Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

Несырьевая проблема БСК: ложь и манипулирование

Понедельник, 17 Сентябрь 2018 22:35 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Представители БСК провели встречу с журналистами. Нового мы не услышали, но количество лжи увеличилось.

5 сентября ряд руководителей АО «БСК» во главе с генеральным директором Ан Ен Доком провели встречу с республиканскими средствами массовой информации. Смысловой нагрузки в общении без галстуков, казалось бы, нет, ведь все стороны конфликта вокруг шихана Торатау уже сотни раз излагали свои аргументы. Однако выяснилось, что целью сбора журналистов стала попытка убедить их в том, что в 2015 году Минприроды России дало добро на снятие статуса памятника природы с Торатау.

 

Каждый хочет быть круче

Содержательную часть встречи GR-директор БСК Марина Бортова начала с презентации. Впрочем, ничего нового о сырьевой проблеме для содового производства мы не узнали. Все тот же стандартный набор аргументов в пользу того, что БСК подходит лишь сырье с Торатау, а превышение определенных примесей в пределах 1-1,5% в известняке является принципиальным. Все это от химиков звучало не раз, мы даже заскучали, но ухо зацепилось за пару нестыковок и интересных моментов в словах госпожи Бортовой.

Во-первых, Марина Бортова, говоря о тех или иных месторождениях, о степени их пригодности, мнении специализированных организаций, ссылалась на химический состав. Она отмечала, что проводился химический анализ известняка с различных месторождений, и на основании этого делала однозначный вывод о пригодности или непригодности сырья.

Мы же напомнили госпоже Бортовой, что недавно в эфире радиостанции «Эхо Москвы» в Уфе она яростно отвергала предложение доктора химических наук Марса Сафарова проверить несколько колб с известняком без подписи месторождения. Она доказывала, что невозможно только по химическому анализу выяснить качество сырья, что для этого необходимо сжечь не менее 20 тыс. тонн.

Мы спросили у спикера, когда они успели сжечь 20 тыс. тонн известняка с Торатау. Ан Ен Док не позволил ответить Марине Бортовой, а свою речь свел к тому, что

в запале дискуссии в формате радио «каждый хочет выглядеть круче и убедительнее», использует удобный для этого арсенал.

Мы интерпретировали такой ответ так, что в дискуссии представители БСК не собираются ограничиваться в инструментах.

Другой интересной фразой, не раз произнесенной Мариной Бортовой, стало понятие «техусловия БСК». Она называла заключения различных солидных организаций, в которых постоянно фигурировало это понятие. Нам не совсем ясно, почему это понятие есть в документах по Гумеровскому месторождению при постановке запасов на учет, если оно принадлежит другом собственнику. Нас бы не смутило выражение «для содового производства», а вот «техусловия БСК» смущает. Потому что эти техусловия пишет само БСК.

 

Чья «дочка»?

Впрочем, эти вопросы нас волновали в меньшей степени. Больший интерес вчера представляла АО «Сырьевая компания». Половина акций компании принадлежит БСК, а вторая – компании «ХайделбергЦемент-Рус». Однако ранее спикеры БСК неоднократно заверяли, что АО «Сырьевая компания» – это не зависимая от БСК организация.Коли так, то у БСК вообще нет сырьевой проблемы, ведь она не недропользователь. Карьер Шахтау принадлежит АО «Сырьевая компания», которая продает сырье БСК. То есть сырьевая проблема возникает именно у «Сырьевой компании».

В зависимости от ответа на вопрос, является ли «Сырьевая компания» зависимой от БСК или это независимый поставщик, следуют сразу несколько интересных выводов. Но господин Ан Ен Док не дал директору «Сырьевой компании» Александру Шкурко ответить на него и заявил, что она принадлежит БСК. Тогда мы спросили: «Является ли в таком случае цена сырья для БСК от "Сырьевой компании" рыночной?». В ответ получили смех.

На самом деле вопрос далеко не праздный. Прибыль «Сырьевой компании» исчисляется едва ли не несколькими десятками миллионов рублей. Прибыль БСК – миллиардами. Если сырье поставляется БСК по рыночным ценам, то почему это не видно по прибылям «Сырьевой компании»?А если поставка сырья осуществляется не по рыночной цене, то налоговым органам пора вплотную заняться проверкой этих предприятий на предмет соблюдения ст. 40 Налогового кодекса РФ, регулирующей принципы определения цены товаров, работ или услуг для целей налогообложения.
Еще один момент. Содовики убеждают нас, что сырья на Шахтау осталось на 4-5 лет. При этом основной капитал АО «Сырьевая компания» – это оборудование на карьере, которое при остановке работ будет оцениваться по цене металлолома. Свободных средств там немного.

Но, согласно законодательству, после исчерпания ресурсов недропользователь обязан закопать карьер и провести рекультивацию, то есть чуть ли не цветочки посадить. Собственных средств, повторимся, у добытчика известняка не хватит. Что будет с карьером? Опять же ответ Ан Ен Дока из серии «это наша компания, мы все сделаем» нас не убедил. Что мешает через пару лет отказаться и обанкротить «Сырьевую компанию»?

Кто первый ночует?

Согласно законодательству, месторождения известняка распределяются через конкурсы и аукционы. В связи с этим мы спросили у менеджеров БСК, не нарушают ли  антимонопольное законодательство требования некоторых чиновников, включая министра Мантурова, отдать Торатау на разработку именно БСК?

Господин Ан Ен Док вновь не дал четкого ответа, и стал утверждать, что у БСК есть «право первой ночи».Зазвучали слова о том, что в случае конкурса все равно выиграет БСК, так как у нее будет обоснование и технологический процесс. Во-вторых, компания докажет использование месторождения в пользу содового производства и многое другое.

Тогда мы спросили: «Допустим, что аукцион выигрывает другая компания, такая же, как ваша "Сырьевая компания". Разве она не может дать такие же обоснования, что будет поставлять сырье для того же БСК, но уже по рыночной цене?». Убедительного ответа не последовало. Зато от коллег-журналистов мы услышали: «Чушь, любая компания, тот же "Ишимбайский известняк", может участвовать в торгах».

 

Следите за руками

И все же мы предполагаем, что главной целью встречи с журналистами был информационный удар по руководству республики. Когда журналисты неоднократно спрашивали спикеров БСК о той или иной роли властей Башкортостана, то те чаще театрально вздыхали или многозначительно просили обратиться к властям. На легковерных это могло бы подействовать.

Во время презентации госпожа Бортова, как бы не акцентируя особого внимания, упомянула, что в марте 2015-го Правительство РБ отправляло в Минприроды России запрос о возможности снятия статуса особо охраняемой природной территории (ООПТ) с Торатау.

– Решение по снятию статуса принимается одним нормативным актом регионального правительства. Единственный момент состоит в том, что такой акт согласовывается с федеральным Минприроды. Такой запрос был от республики в 2015 году. Минприроды его дало, – рассказывала представительница БСК и указывала на слайде данный запрос.

Все журналисты, включая нас, видели этот запрос и начинали верить госпоже Бортовой. Внимание с экрана сместилось на менеджеров БСК в другом конце зала, которые вторили коллеге, что запрос и положительный ответ от Минприроды РФ имел место. Ан Ен Док спокойно заявил, что прецеденты снятия статуса ООПТ в России были.

Но на поверку оказалось, что все это был ловко разыгранный спектакль. Журналисты, увидев запрос из Уфы в Москву, не стали искать взглядом ответ Минприроды РФ, поверив госпоже Бортовой на слово. Уже сегодня в пресс-службе Правительства РБ нам сообщили, что запрос из Уфы действительно был, но положительного согласования из Минприроды не было.

 

«С целью оценки перспектив развития Башкирской содовой компании и дополнительного изучения законодательной базы в 2015 году Правительство Башкортостана действительно направило в Минприроды России запрос о возможности изменения статуса памятников природы регионального значения Республики Башкортостан. В адрес федерального министерства было также направлено дополнительное письмо с просьбой разъяснить механизм такой процедуры, а также оценить ее соответствие требованиям федерального законодательства и государственной политики в области охраны окружающей среды.

Минприроды России, в свою очередь, дало заключение о том, что законодательством страны упразднение, изменение границ или изъятие части территории особо охраняемых природных территорий регионального значения не предусмотрено. Более того, природные объекты, имеющие особое природоохранное, научное, историко-культурное, эстетическое, рекреационное, оздоровительное и иное ценное значение, образуют природно-заповедный фонд, изъятие земель которого запрещается».

Более того, сегодня источники уже в самой БСК нам представили ответ Минприроды России компании от августа 2018 года.

В завершение отметим два момента:

 

  • - Ан Ен Док не тот человек, который вправе меня, коренного жителя Башкортостана, учить понятию сакральности и рассказывать мне, что для меня же свято.

  • - Он призывал нас любить Россию и отдать ей Торатау. Но опять же отказался назвать бенефициаров, которым БСК принадлежит. А любить Россию и отдавать Торатау жителям Швейцарии, Канады или Британии – это разные вещи.

 
 
Ссылка на источник