Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

Обзор зарплат в ОАО АНК "Башнефть". Дело Родионовой Е.Г.

Пятница, 07 Март 2014 22:05 Автор 
Оцените материал
(1 Голосовать)

 

Дело № 2-130/13

РЕШЕНИЕ № 2-130/2013

Именем Российской Федерации

07 февраля 2013 года                      город Уфа

    Ленинский районный суд города Уфы Республики Башкортостан в составе:

председательствующего судьи Хасановой Г.Р.,

при секретаре Галяутдиновой Р.Ф.,

с участием помощника прокурора Юлдашева Р.Р.,

истца Родионовой Е.Г.,

представителя истца – Салимова А.С., действующего на основании нотариальной доверенности, зарегистрированной в реестре за  от ДД.ММ.ГГГГ,

представителей ответчика ООО <данные изъяты>» - Бугряшова Э.О., Дятлова Д.Н., действующих на основании доверенностей  от ДД.ММ.ГГГГ и  отДД.ММ.ГГГГ,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Родионовой ФИО13 к Обществу с ограниченной ответственностью «<данные изъяты>» о признании соглашения о расторжении трудового договора незаконным, восстановлении на работе, выплате заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда,

У С Т А Н О В И Л:

Родионова Е.Г. обратилась в суд с иском к ООО «<данные изъяты>» о признании соглашения о расторжении трудового договора незаконным, восстановлении на работе, выплате заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, указав в обоснование иска следующее:

С ДД.ММ.ГГГГ Родионова Е.Г. работала в ООО «<данные изъяты>» в должности инженера отдела административного и социального обеспечения, с ней заключен трудовой договор от ДД.ММ.ГГГГ /и соглашения от ДД.ММ.ГГГГ

ДД.ММ.ГГГГ ООО «<данные изъяты>», используя несуществующий повод, оказывая жесткое психологическое давление и под угрозой увольнения по инициативе работодателя, ответчик вынудил истицу подписать соглашение о расторжении трудового договора.

В этот день было уволено 5 работников, в отношении двоих впоследствии приказы были аннулированы и они были восстановлены на работе.

Родионова Е.Г. указала, что таким образом с ней расправились, освободив должность для нужных людей.

При этом само увольнение и его оформление носило стремительный характер, все было оформлено в течение 3 часов, в том числе была выплачена компенсация за неиспользованный отпуск и заработная плата за фактически отработанное время.

Увольняться Родионова Е.Г. не собиралась, намеревалась продолжить работу в своей должности, подписание ею соглашения от ДД.ММ.ГГГГ не было её добровольным волеизъявлением, в связи с этим соглашение является незаконным.

Данное увольнение было расправой с истицей, поскольку в дальнейшем ответчик разослал во все структуры, связанные с ОАО <данные изъяты>», электронное письмо с просьбой не допускать Родионову Е.Г. на работу в указанные компании.

С приказом об увольнении истицу до настоящего времени не ознакомили.

Незаконные действия ответчика, процедура увольнения, причинили истице моральный вред.

В связи с этим, истица просит признать соглашение о расторжении трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ  от ДД.ММ.ГГГГ незаконным, нарушающим её трудовые права; восстановить её на работе в должности начальника отдела административного и социального обеспечения; выплатить среднемесячную заработную плату за время вынужденного прогула с момента увольнения до даты восстановления, исходя из среднемесячной заработной платы в размере 28 000 руб.; взыскать компенсацию морального вреда в размере 500 000 руб.

В судебном заседании истец Родионова Е.Г. и её представитель по доверенности Салимов А.С. исковое заявление поддержали в полном объеме. Дополнительно пояснили, что соглашение о расторжении трудового договора по соглашению сторон Родионова Е.Г. подписала по требованию начальника управления по работе с персоналом Шленева В.А. и Яковлевой И.А. - начальника юридического отдела, которые угрожали, что в случае, если она не уволится по соглашению сторон, то будет уволена по статье.

Представители ответчика ООО «<данные изъяты>» по доверенностям Бугряшов Э.О. и Дятлов Д.Н. исковые требования не признали по основаниям, изложенным в возражении на исковое заявление. Пояснили, что Родионова Е.Г. подписала соглашение о расторжении трудового договора добровольно, какого-либо давления со стороны руководства на нее при подписании соглашения о расторжении трудового договора не оказывалось. Шленев В.А. является начальником управления по работе с персоналом и может принимать и увольнять работников до должности начальника отдела, а прием или увольнение работников на должности начальника отдела является только компетенцией генерального директора ООО «<данные изъяты>», Яковлева И.А не имеет права приема и увольнения работников, поэтому они не имели полномочий требовать подписания соглашения о расторжении трудового договора.

Привлеченная в качестве третьего лица ФИО9 в судебном заседании пояснила, что она ДД.ММ.ГГГГ по приказу к принята на должность, ранее занимаемую Родионовой Е.Г. Каким образом происходило увольнение Родионовой Е.Г. она не знает, данное не было предметом обсуждения в коллективе.

Выслушав объяснения сторон, свидетелей, изучив и оценив материалы гражданского дела, выслушав мнение прокурора, полагавшего, что исковые требования являются необоснованными, суд приходит к следующему:

Согласно статье 37 Конституции Российской Федерации труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

Статьей 77 Трудового Кодекса РФ предусмотрено, что основанием прекращения трудового договора является соглашение сторон (статья 78 настоящего Кодекса).

Согласно статье 78 Трудового Кодекса РФ трудовой договор может быть в любое время расторгнут по соглашению сторон трудового договора.

В пункте 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ (в редакции Постановления Пленума Верховного суда РФ отДД.ММ.ГГГГ ) указано, что при рассмотрении споров, связанных с прекращением трудового договора по соглашению сторон (пункт 1 части первой статьи 77, статья 78 ТК РФ), судам следует учитывать, что в соответствии со статьей 78 Кодекса при достижении договоренности между работником и работодателем трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, или срочный трудовой договор может быть расторгнут в любое время в срок, определенный сторонами. Аннулирование договоренности относительно срока и основания увольнения возможно лишь при взаимном согласии работодателя и работника.

Из правового смысла приведенных норм закона следует, что при достижении договоренности между работником и работодателем трудовой договор, заключенный на неопределенный срок или срочный трудовой договор может быть расторгнут в любое время, в срок определенный сторонами. При этом, такая договоренность в соответствии со статьей 67 Трудового Кодекса РФ оформляется в письменном виде и порождает для обеих сторон юридически значимые последствия.

Судом установлено и материалами дела подтверждено, что приказом к от ДД.ММ.ГГГГ Родионова Е.Г. была принята на работу в ООО «<данные изъяты>» в качестве инженера отдела административного и социального обеспечения.

Между истцом и ответчиком ДД.ММ.ГГГГ был подписан трудовой договор ДД.ММ.ГГГГ – соглашение к трудовому договору.

ДД.ММ.ГГГГ между истцом и ответчиком подписано соглашение о расторжении трудового договора  от ДД.ММ.ГГГГ, из которого следует, что истец и ответчик пришли к взаимному согласию о расторжении названного выше трудового договора. Дату прекращения трудового договора определили – ДД.ММ.ГГГГ. Подпись в указанном соглашении истица не оспаривала.

ДД.ММ.ГГГГ был издан приказ к от ДД.ММ.ГГГГ об увольнении истца ДД.ММ.ГГГГ по соглашению сторон по п. 1 ч.1 ст. 77 ТК РФ.

Истец, признавая указанные выше обстоятельства Родионова Е.Г. и её представитель утверждают, что увольнение Родионовой Е.Г. было вынужденным, соглашение о расторжении трудового договора было подписано ею под давлением Шленева В.А. и Яковлевой И.А., действующих от имени руководителя и требовавших ее увольнения с работы для освобождения должности для своих людей.

В обоснование своих доводов Родионова Е.Г. ссылается на пояснения свидетелей ФИО12 и ФИО10

Суд, оценив показания свидетелей ФИО12 и ФИО10, приходит к выводу, что данные ими пояснения не являются доказательствами, безусловно подтверждающими факт подписания истцом соглашения о расторжении трудового договора под психологическим давлением, либо под угрозой увольнения по инициативе работодателя, поскольку указанные свидетеля не являлись очевидцами переговоров между работником и работодателем. Оба свидетеля пояснили лишь то, что видели расстроенное состояние Родионовой Е.Г. и двух других уволенных – ФИО14 и ФИО15 после увольнения, которые были заплаканные, говорили, что их вынудили уволиться. Каким образом происходила процедура увольнения, свидетелями они не являлись.

По указанным основаниям, суд находит данные пояснения свидетелей несостоятельными.

Кроме того, ни свидетели ФИО12 и ФИО10, ни сама истец не смогли сообщить суду, какие конкретно угрозы применялись к истцу, кроме общих фраз о подборе статьи для увольнения в случае не подписания соглашения о расторжении трудового договора.

Ссылка Родионовой Е.Г. на электронное письмо, направленное во все структуры ОАО «<данные изъяты>» с рекомендациями не принимать на работу её и некоторых других уволенных, как на еще одно доказательство незаконного её увольнения, является также несостоятельной, поскольку не указывает на нарушение со стороны ответчика процедуры увольнения.

Таким образом, при указанных обстоятельствах суд приходит к выводу, что между истцом и ответчиком было достигнуто соглашение о расторжении трудового договора с ДД.ММ.ГГГГ.

Каких-либо доказательств, подтверждающих, что соглашение о расторжении трудового договора истцом было подписано не по ее воле, под каким-либо давлением, истцом не представлено.

Прекращение трудового договора по соглашению сторон не достаточно волеизъявления одной стороны работодателя или работника, а необходимо волеизъявление обеих сторон. В соглашении о расторжении трудового договора фиксируется дата расторжения трудового договора, а также достигнутая сторонами договоренность об удовлетворении материального интереса работника.

Также суд считает необоснованным довод истца о том, что ее вынуждали подписать соглашение о расторжении трудового договора в связи с необходимостью освобождения должности для своих людей.

Суд находит обоснованными доводы представителей ответчика о том, что истец уволилась по собственному желанию, должность оставалась вакантной до ДД.ММ.ГГГГ

При наличии таких обстоятельств суд приходит к выводу, что подписание соглашения о расторжении трудового договора Родионовой Е.Г. со ДД.ММ.ГГГГявлялось добровольным ее волеизъявлением, а потому трудовой договор расторгнут с ней правомерно, поэтому оснований для удовлетворения требований о восстановлении на работе не имеется, процедура увольнения Родионовой Е.Г. является законной и не противоречит нормам трудового законодательства.

Поскольку требования истца о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда являются производными от исковых требований о восстановлении на работе, то данные требования также не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь статьями 194-199 Гражданского Процессуального Кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Родионовой ФИО16 к Обществу с ограниченной ответственностью «<данные изъяты>» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда отказать за необоснованностью.

        Решение суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме через Ленинский районный суд города Уфы.

Судья п/п Г.Р. Хасанова Решение вступило в законную силу.

Ссылка на оригинал решения

Прочитано 14652 раз