Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

Правила игры

Понедельник, 06 Апрель 2015 15:11 Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

Правила игры разбирает руководитель арбитражной группы Анна Занина

В кризис предсказуемо растет число банкротств. Многие должники прибегают к выводу активов, и арбитражному управляющему нужно принимать меры — от оспаривания предбанкротных сделок должника до привлечения владельцев и руководителей к субсидиарной ответственности. Помимо сложностей доказывания вины ключевым вопросом здесь является платежеспособность последних.

Конкурсный управляющий ГУП "Мосстройресурс" обнаружил, что для погашения долгов перед кредиторами (в их числе Сбербанк, Росбанк и Росдорбанк) не хватает 6 млрд руб., и потребовал привлечь к субсидиарной ответственности бывших директоров ГУПа, а также его собственника — правительство Москвы. Он ссылался на наличие фиктивных и мошеннических сделок с контрагентами, замену реальной дебиторской задолженности невозможной к взысканию и присутствие признаков преднамеренного банкротства. Так, сумма увеличения уставного фонда ГУПа (2,3 млрд руб.) потрачена на приобретение четырех фирм, которые потом обанкротились. Кроме того, управляющему не были переданы вся документация и имущество должника.

Арбитражный суд Москвы взыскал 6 млрд руб. с мэрии, освободив от ответственности экс-директоров. В решении говорится, что собственник не принимал мер по восстановлению платежеспособности ГУПа, "участие в его деятельности сводилось лишь к регулярной смене руководителей", что привело к "полному уничтожению преемственности и стабильности ведения учета и, как следствие, искажению бухгалтерских данных". Все крупные сделки проводились с ведома и одобрения собственника ГУПа. "Таким образом, бездействие должностных лиц департамента имущества Москвы способствовало нарушению закона, в результате которого дискредитировано правительство Москвы и подорвано доверие граждан к институтам госвласти субъекта федерации",— констатировал суд.

Однако апелляция с этим не согласилась, назвав заключение о признаках преднамеренного банкротства "частным субъективным мнением управляющего". Не убедило суд и то, что по факту вывода активов предприятия было возбуждено уголовное дело о мошенничестве, а мэру Москвы направлено представление следователя "о принятии мер по устранению нарушений закона", где говорилось об "отсутствии должного контроля" за ГУПом и его руководством. Суд решил, что доказательств вины собственника в банкротстве ГУПа нет. Но крайних апелляция все же нашла — бывших директоров. Привлечь их к ответственности суд не смог — в этой части решение первой инстанции не обжаловалось. Почему управляющий не оспорил отказ по директорам, объясняет само апелляционное постановление: "вероятно, конкурсный управляющий и кредиторы исходили из того, что возмещение им сумм возможно только за счет казны города Москвы c учетом нереальности их взыскания с физического лица в силу их значительности.

 

Ссылка на источник

Прочитано 831 раз