Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

Фонд «Урал» припарковался к «Иремелю»

Среда, 01 Ноябрь 2017 20:34 Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Недвижимость Марселя Юсупова уходит за долги

Как стало известно „Ъ”, на рынке коммерческой недвижимости Уфы готовится крупная сделка. Предприниматель Марсель Юсупов за долги передает часть своих активов, в том числе здание торгово-развлекательного комплекса «Иремель» структуре благотворительного фонда «Урал», в котором кредитовался на развитие Башкирского птицеводческого комплекса имени Гафури (БПК). Передаваемые фонду площади ТРК оцениваются в 746,5 млн рублей. Общая задолженность БПК перед фондом составляет 4 млрд рублей, частично она также должна быть погашена активами владельцев БПК. В «Урале» ведут переговоры о передаче ему прав также и на апарт-отель Park City возле ипподрома «Акбузат».

Предприниматель Марсель Юсупов намерен рассчитаться по долгам перед благотворительным фондом «Урал» экс-президента Башкирии Муртазы Рахимова, у которого занимал на развитие Башкирского птицеводческого комплекса имени Гафури (другим владельцем БПК является основной собственник Уралкапиталбанка Дамир Камилов). Совет директоров ОАО «Уфимский хлопчатобумажный комбинат» (УХБК), которое контролируется господином Юсуповым, 6 октября одобрил крупную сделку по продаже недвижимости комбината — помещений торгово-развлекательного комплекса «Иремель» и многоуровневого паркинга, расположенного за ТРК.

Стоимость отчуждаемых активов — 746,5 млн руб., из которых 622,4 млн руб. — стоимость здания и оборудования ТРК «Иремель» площадью 38,3 тыс. кв. м, 124,14 млн руб. — семиэтажного паркинга площадью 39,3 тыс. кв. м с оборудованием и сооружениями. Цена продажи 1 кв. м в ТРК определена в 16,24 тыс. руб., паркинга — в 3,15 тыс. руб.

Новым владельцем недвижимости, согласно решению совета директоров, должна стать компания «Иремель-инвест» — «дочка» благотворительного фонда «Урал». О дате предполагаемой сделки пока не сообщается.

Как следует из материалов УХБК, комбинат передает «Иремель-инвесту» 38,7% балансовой стоимости активов (на конец июня оценивались в 1,93 млрд руб.). До февраля в собственности комбината находилось еще здание универсального рынка ХБК площадью 19 тыс. кв. м и одно из крыльев ТРК общей стоимостью около 600 млн руб. (32% от балансовой стоимости всех активов). В феврале они были внесены в уставный капитал ООО «Дэльта» — стопроцентной «дочки» УХБК. В июле «Дэльта» была ликвидирована по решению учредителей. Кому перешла недвижимость компании, не уточняется. В УХБК вчера получить комментарий не удалось.

Марсель Юсупов для связи по мобильному телефону был недоступен.

Как сообщал „Ъ”, в июле фонд «Урал» и Башкирский птицеводческий комплекс имени Гафури (БПК, входит в тройку крупнейших производителей мяса индейки в РФ, бренд «Индюшкин») заключили мировое соглашение. Согласно ему БПК, который кредитовался в фонде под залог векселей, обязан выплатить фонду 4 млрд руб. задолженности до 1 марта 2018 года. В птицеводческом комплексе тогда уточняли, что основная часть выплат будет обеспечена имуществом акционеров предприятия. Чем были обеспечены вексели, не сообщалось.

В настоящее время в производстве башкирского арбитража находятся еще два крупных иска к «Индюшкину»: «Россельхозбанк» требует взыскать с предприятия более 500 млн руб. задолженности. Данных о залоге нет. В сентябре РБК сообщило, что БПК сворачивает производство и сократил поголовье с начала года почти в 20 раз.

В фонде «Урал» вчера подтвердили „Ъ”, что намерены забрать активы господина Юсупова. Переговоры ведутся также о погашении другой части долга за счет передачи «Иремель-инвесту» апарт-отеля Park City возле ипподрома «Акбузат», сообщил „Ъ” генеральный директор «Урала» Рим Бакиев. Стоимость отеля он не уточнил. В ходе строительства вложения в объект оценивались более чем в 500 млн руб.

В «Иремель-инвесте» не уточняют, заключались ли другие сделки по погашению долга БПК имени Гафури. Однако, по данным kartoteka.ru,

в прошлом году стоимость чистых активов «Иремель-инвеста» увеличилась почти в четыре раза — с 254,69 млн до 982,2 млн руб., уставный капитал увеличился с 309,7 млн до 1,21 млрд руб. В финансовой отчетности предприятия отражено, что в 2016 году оно получило 1,96 млрд руб. поступлений от инвестиционных операций.

По мнению эксперта в области недвижимости Рината Садриева, рыночная стоимость помещений ТРК «Иремель», передача которых фонду одобрена советом директоров УХБК, может быть выше примерно в полтора раза. «Если фонд не захочет управлять ими сам, то может поискать покупателя. В республике он вряд ли найдется, но, возможно, есть за ее пределами»,— отметил он. В то же время управляющий партнер компании Art Estate Group Роберт Тагиров полагает, что в цену сделки заложен дисконт за объем передаваемых площадей. «Поэтому и цена выглядит внешне дешевле рыночной. Но надо помнить, что ТРК „Иремель” — это перепрофилированный актив, бывшая фабрика, и его уже трудно отнести к современным торговым площадям. По-хорошему, комплекс требует реконцепции, а это существенные затраты, не менее 200 млн рублей»,— отмечает собеседник.

 

Ссылка на источник