Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

Как в Башкирии «уплывали» миллиарды инвестиций

Понедельник, 13 Июль 2015 19:51 Автор 
Оцените материал
(3 голосов)

Павел Юрченко, приглашенный в Башкирию заняться проектом строительства порта в Агидели, рассказал Proufu.ru о том, что с этим проектом происходит.

История этого человека почему-то не вызывает удивления. Вначале в 2013 Павла Юрченко пригласили в Башкирию заняться проектом создания порта в Агидели, назначили директором Уфимского судоремонтно-судостроительного завода, а потом и генеральным директором Башкирского речного пароходства. В декабре 2014 года Павел Юрченко на «круглом столе» в одной из газет рассказал о том, почему все масштабные планы по инвестициям в порт в Агидели могут быть провалены. Тут же последовали оргвыводы. Павел Юрченко откровенно рассказал, что же произошло.

- Что изменилось с декабря 2014 года?

Через два дня после «круглого стола» меня турнули из пароходства, и в апреле 2015 – с судоремонтного завода.

- Вы связываете это именно с «круглым столом»?

- Нет. Причины другие. Если посмотреть в том же Яндексе программу развития микрорайона Затон в Уфе, то в 2012 году можно найти слова вице-премьера Афонина о том, что «Росатом» решил передать республике имущество недостроенной атомной станции в Агидели, и в связи с этим туда переедет судостроительный завод из Уфы, а вместо завода на этой территории будет построено 300 тыс. кв. м жилья. В Башкирии две элиты – строители и нефтяники. Что такое 300 тысяч «квадратов» в Уфе – все понимают. Задача была такая: чтобы все это провернуть, нужен был человек «не из нашего района».

- Поясните подробнее.

- Я сам питерский. Весной 2013 года мне позвонили знакомые, сказали: «приезжай, тут будет прикольно». Меня привезли в Агидель, показали недостроенный технический причал для доставки реакторов и турбин и сказали, что раз я имею дело с судами и портами, «напиши, что здесь можно из этого развить». Приставили заместителя из местных, знающего здешнюю специфику, и в июле 2013 года на выездном совещании в Агидели с участием Хамитова я уже докладывал концепцию порта.

Через день меня вызвали в Белый дом к Нугуманову и сказали: «Президенту понравился ваш доклад. Вы придумали – вы и стройте».

В 2013 году Павел Юрченко представил Рустэму Хамитову проект создания в Агидели порта. Проект понравился.

- В августе 2013 года вас назначили директором судоремонтно-судостроительного завода?

Я этого не ожидал, но отказываться не стал. Потому что поднимать лежащее предприятие – это мой профиль. Но как выяснилось, основная задача всего этого была такая: чтобы человек сказал, что это бесперспективное предприятие и его нужно закрывать и переезжать в Агидель. Построят в Агидели завод и порт или не построят – это уже дело было десятое. Ведь основным критерием всей работы было не использовать никаких бюджетных денег. Главное, как постепенно выяснилось, было освободить площадку в Уфе, хотя бы по частям.

- Но вы решили сделать по-другому?

Когда начал заниматься заводом, стало понятно, что «черная дыра» всего этого дела – это пароходство. Структура такая: акционерное общество «Башкирское речное пароходство» (БРП) на 66% принадлежит минимуществу, по профилю деятельности подчиняется Госкомтрансу. И у него 100-процентные дочерние общества – судоремонтный завод, порт «Уфа», порт «Бирск» и узел связи. Вместо того чтобы все это постепенно прикрывать и распродавать, я стал развивать. К моменту моего увольнения с завода у нас на 260% увеличились обороты, мы впервые за 20 лет возобновили судостроение, в ноябре спустили новое судно, вдвое подняли зарплаты и получили лицензию Морского регистра на судостроение. Готовили и лицензию минобороны по импортозамещению.

- А что именно с пароходством было не так?

- В 2006 году было обанкрочено Бельское речное пароходство. Грубо говоря, кинули кредиторов, вывели активы, создали Башкирское речное пароходство. При этом ничего не поменялось: ни собственник, ни отношение к флоту, ни способы управления. Я говорил Мунирову (председателю Госкомтранса – прим. ред.), давайте отработаем навигацию, а дальше посмотрим. В навигацию удалось на 160% поднять объем перевезенных грузов. Но из-за изношенности флота просто рост перевозок ничего не дает. Получается, что чем больше ты возишь, тем больше ты в убытке. 160 судов на балансе, из них только 24 – в работе. Я предложил избавиться от старых судов, продать реально неиспользуемые активы и объединить все речные предприятия в единый холдинг, чтобы сократить управленческий аппарат. В ответ получил полное игнорирование предложений. Полагаю, что к тому времени уважаемые люди начали спрашивать, где же их будущие квартиры в Затоне. Ведь разговор шел не о том, чтобы поднимать судостроение, а совсем о другом.

- Что было дальше?

- Поскольку я уперся рогом, что не буду участвовать в развале завода, то стал персоной неудобной, и меня «попросили». Даже завели на меня дело о якобы растрате с указанием, как неофициально говорят следователи: «накопайте ему хотя бы на условный срок, чтобы знал, кто в доме хозяин».

- Хорошо, а как обстояло дело с проектом порта в Агидели?

- Еще в 2006 году был небольшой проект порта местного значения для перевозки силикатного кирпича, который там производят. Мы выяснили, что главное, чего там не хватает, – это железная дорога.

Если смотреть на карту, то Южноуральская дорога проходит под республикой, Куйбышевская – по центру, и Горьковская – над республикой. От Южноуральской через Салават и Стерлитамак ветка доходит до Уфы, а с севера есть только технологическая ветка от Нефтекамска до Агидели (на время строительства атомной станции).

На севере Башкирии можно выращивать до 2 млн тонн зерна, но везти его некуда и хранить негде, а спрос на зерно у того же Ирана есть. Мы предложили в составе порта «Агидель» построить зерновой порт на 2 млн тонн и провести железнодорожную ветку до Уфы., т.е. Уфа – Благовещенск – Бирск – Агидель – Нефтекамск – Амзя. Тогда мы получаем не только глубоководный порт, но и всесезонный транспортно-логистический центр с промышленной зоной. Самые большие суда, которые идут от Петербурга до Черного моря и Каспия, все заходят сюда. Проект был рассчитан на это. Мы получили бы самый близкий к Уралу порт класса «река – море».

Если мы проводим железную дорогу, то мы завозим в пустой порт всю башкирскую нефтехимию. Китайцы, оценивая проект, увидели, что этот отрезок в 200 км новой железной дороги сокращает транзит из северного Китая в Европу на 1500-2000 км. Были плотные контакты с китайской корпорацией AVIC, и они приедут к инвестору в июле специально по железной дороге.

- Насколько я понял, все эти планы под большим вопросом теперь?

 

Мы уже готовили документы, в котором Внешэкономбанк выступал гарантом по этим сделкам. Но весной 2014 года Рустэм Хамитов внезапно подписывает указ о приватизации пароходства. Во Внешэкономбанке нам говорят: «Раз вы не знаете, что вас продают собственники, то какие вопросы?» Таким образом, все, что было наработано по линии банковского кредитования, накрылось.

- Но вы нашли другие способы финансирования?

- Да. Завели на судостроение турок и голландцев. Они были готовы вложиться в строительство судоремонтного завода и мини-НПЗ. Основной заказчик на судоремонт в регионе – «БашВолгоТанкер», а у них основная проблема, когда они заходят на докование, – промывка танкеров. Получается большое количество нефтеотходов, для переработки которых и для утилизации в том числе и ставится мини-НПЗ.

Кроме того, весной 2014 в кабинете у Мунирова я познакомился с компанией «Всеобщий мир». С ними пароходство в августе 2014 подписало инвестиционный договор на 50 млрд рублей на строительство этого порта.

«Всеобщий мир» учрежден на базе ВНИИ геологии зарубежных стран, который обладает активами, доставшимися в наследство от СССР. Государство, за свою помощь странам Африки получившее в залог месторождения, в том числе редкоземельных металлов, передало их на баланс этому НИИ.

У этого инвестора два условия – чтобы проект был инфраструктурным и чтобы заказчиком была компания с госучастием. Мы вполне подходили по этим условиям. Но когда я готовил к подписанию допсоглашение, по которому деньги уже должны были поступить к нам, минимущество не стало его согласовывать (а все сделки свыше 100 тыс. руб. должны проходить через них). Дословно мне было сказано следующее: «Вам разреши, вы тут такого наворотите…» В течение полутора лет мы не получили от республиканских чиновников ни одного согласования по проекту. В коридорах мне говорили:

- Получается, инвестора нашли, а он оказался не нужен?

- 4 и 5 декабря 2014 года в правительстве проходило совещание, был Нагорный, Шаронов, Маврин, Карпухин, Васильев, из минтранса – Калимуллин, из минимущества – Газизов. Был и представитель инвестора. Все сказали, что порт и железная дорога нам интересны. Со стороны чиновников были вопросы к инвестору, откуда, мол, у вас столько денег. В итоге договорились до 20 декабря создать рабочую группу, инвестор попросил сформулировать все вопросы и готов был на них ответить. Но 26 декабря меня увольняют из пароходства. Муниров тогда сказал, остаешься на заводе и продолжаешь заниматься проектом «Агидель», а в апреле меня и с завода поперли. Инвестор в апреле расторг договор.

- Что вы предприняли после этого?

- Мы постарались вывести этот вопрос на федеральный уровень. Объясню почему.

1 – У инвестора уставной капитал в размере 879 млрд руб. в качестве гарантий под инвестпроекты.

2 – Инвестор от лица России задействован в очень серьезно финансируемых международных программах по линии ООН, часть объектов порта будет задействована и в них. В том числе находящийся в 30 км от Агидели порт Камбарка, некоторыми закрытыми предприятиями, работающими по линиям МО и МЧС РФ.

3 – База по техническому обслуживанию флота, задействованного в этой работе, войдет в закрытую часть проекта «Агидель».

Уникальность этого порта в том, что у него есть 1400 га припортовой территории, тыла порта. То есть помимо перевалки грузов с воды на берег и обратно есть еще большие площади под переработку. Речной порт – штука сезонная, а мы в Агидели сформируем мультимодальный логистически-промышленный комплекс с таможенной обработкой грузов. Например, зерно. На него есть потребности у Ирана. А у Северной Африки по линии ООН есть потребность в муке. В Агидели предлагается построить элеватор, мукомольный и комбикормовый завод. Если это лес, то нужны мощности по его переработке, т.к. круглый лес запрещено вывозить, а те же финны, например, готовы брать сушеную лиственницу в любых объемах. Голландцам интересно строить в Агидели модульные суда, причем они готовы продавать их по лизингу по европейским ставкам (5-7% годовых на 10-15-25 лет).

- Получается, что вы теперь стараетесь реализовать проект «Агидель», но уже без помощи башкирского правительства?

- Да. Мы переподписали инвестиционный договор с одной из уфимских компаний федерального подчинения, сейчас создаем ГЧП для начала работ по проекту. При этом порт уходит от площадки, переданной Росатомом в сторону реки Белая, т.е. задействуется как территория Башкирии, так и прилегающая территория Татарстана.

При этом мы не отказываемся работать ни с Гострансом РБ, ни с минимущества, но они делают вид, что нас не существует.

Да и особых перспектив сотрудничества с ними после всех событий последних двух лет я не вижу, т.к. ничего в подходах к работе не изменилось.

Послесловие.  Мы отправили запрос в Госкомтранс Башкирии, ответа пока не дождались, но готовы предоставить и правительству возможность высказаться об этой ситуации. Вчера инвестор проекта «Агидель» должен был снова приехать в Уфу. Мы следим за развитием событий.

А  вы как считаете,  какие условия созданы для инвесторов в республике?

 

Ссылка на источник

Прочитано 2324 раз Последнее изменение Понедельник, 13 Июль 2015 20:01

Комментарии  

+2 # edrid 07.08.2015 06:39
Мотоциклетная федерация Башкирии сегодня объявила, что возглавляющий ее в последние пять лет многократный чемпион мира по мотогонкам на льду Николай Красников подал в отставку из-за проблем с финансированием спортклуба имени Кадырова. Проблемы клуба напрямую связаны с ослаблением финансовых позиций его главного спонсора: с 2011 по январь 2015 года команду финансировал фонд «Урал», которым руководит экс-президент Башкирии Муртаза Рахимов. После ареста счетов фонда, связанного с судебной тяжбой вокруг «Башнефти», он предложил федерации растогнуть спонсорский договор. Годовой бюджет клуба имени Кадырова составлялоколо 40 млн руб., 30 млн из которых давал фонд, остальное составляли субсидии министерства молодежной политики и спорта Башкирии и помощь мэрии Уфы. На одни субсидии минспорта клуб развиваться не может, заявил „Ъ“ господин Красников. По его словам, в течение полугода руководство клуба вело переговоры с рядом других компаний об оказании поддержки, но безрезультатно. «Об этой ситуации знают и в правительстве республики. Конкретного ответа по финансированию они не дают»,— добавил он. Глава федерации отметил, что рассматривает предложения из трех соседних регионов, заинтересованных в покупке спортсменов клуба. «Есть регионы, где готовы взять всю команду. Но пока мы вариант игры уфимского клуба за другие регионы не рассматривали»,— отметил господин Красников. Он также признался, что получил официальное предложение возглавить мотофедерацию в другом регионе, но решения еще не принял. Новый президент МФРБ должен быть назначен в октябре, до этого времени господин Красников будет занимать пост исполняющего обязанности.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2783289
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать