Mobile menu

М.Е.Салтыков-Щедрин: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.»                                                             «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.»                                                             «Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.»                                                             «Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»                                                             «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.»                                                             «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.»                                                             «Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.»                                                             «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.»                                                             «Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!»                                                             «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»                                                             «Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.»                                                             «— Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.»                                                             «Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.»                                                             «— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.»                                                             «Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.»                                                             «Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.»                                                             «Всякому безобразию свое приличие.»                                                             «Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.»                                                             «Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.»                                                             «Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.»                                                             «Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.»                                                             «— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег... понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть! — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля. — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!»                                                             «Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.»                                                             «В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.»                                                             «Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы...», — а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы...» Представьте себе, что этого «кабы» не существует, — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!»                                                             «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.»                                                             «В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.»                                                             «Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».»                                                             «Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.»                                                             «Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.»                                                            

Сокурсник Путина, экс-разведчик КГБ: Вы серьезно думаете, что Путин развяжет ядерную войну?

Среда, 13 Май 2015 09:24 Автор 
Оцените материал
(3 голосов)

Бывший советский разведчик, а ныне американский финансовый аналитик Юрий Швец рассказал «ГОРДОН» о том, что несмотря на официальную биографию, президент РФ никогда не работал в разведке из-за «способностей ниже среднего», о прозвищах Путина в КГБ и о том, какие две бумаги достаточно подписать президенту США, чтобы обвалить экономику России.

Уроженец Украины, бывший офицер Первого главного управления КГБ СССР, выпускник Института внешней разведки имени Андропова, а теперь американский финансовый аналитик Юрий Швец в 1980-х, в разгар «холодной войны», был разведчиком в США. Работал под прикрытием корреспондента Телеграфного агентства Советского Союза (ТАСС), собирал и анализировал информацию о возможном внезапном ядерном ударе Америки по СССР.

В 1990-м Швец уволился со службы, спустя три года эмигрировал в США, где выпустил книгу «Вашингтонская резидентура: моя жизнь шпиона КГБ в Америке». Последние 18 лет бывший разведчик возглавляет американскую фирму по сбору информации и оценке коммерческих рисков компаний, планирующих вести многомиллионный бизнес как на территории бывшего СССР, так и по всему миру, включая Латинскую Америку, Африку и Азию.

Юрий Швец — один из ключевых свидетелей на проходящих сейчас в Лондоне публичных слушанияхдела об убийстве бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко. Именно Швец помог Литвиненко собрать и проанализировать досье на Виктора Иванова — соратника Владимира Путина, директора Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков. В досье была собрана информация о связях Путина и Иванова с Тамбовской организованной преступной группой, которая в 1990-х годах занималась наркоторговлей и отмыванием денег одного из крупнейших колумбийских наркокартелей. Согласно материалам британского следствия, именно Швец и Литвиненко сорвали бизнес-сделку одной из ведущих европейских корпораций с РФ, от которой Иванов якобы планировал лично получить крупный «откат».

Кроме того, Юрий Швец в качестве эксперта принимал участие в иммиграционном деле бывшего премьер-министра Украины Павла Лазаренко, а в 2002–2005 годах расшифровывал и анализировал «пленки Мельниченко» — записи прослушки бывшего президента Украины Леонида Кучмы в рамках расследования дела об убийстве журналиста Георгия Гонгадзе. Расшифровку записей Швец публиковал на украинских интернет-ресурсах под псевдонимом Петр Лютый.

В эксклюзивном интервью изданию «ГОРДОН» Юрий Швец рассказал, как год назад, до активных боевых действий на Донбассе, пытался помочь «ликвидировать вооруженных сепаратистов» и что ему ответило украинское руководство; объяснил, почему считает Путина человеком со способностями «ниже среднего» и «какие две бумажки достаточно подписать» президенту США Бараку Обаме, чтобы экономика России рухнула.

— Правда, что вы учились вместе с Владимиром Путиным в Краснознаменном имени Андропова институте КГБ СССР?

— Эта информация появилась в мае 2001 года на сайте Службы внешней разведки РФ, в материале говорилось, что я предатель, потому что вещаю разоблачительные вещи о КГБ, а в скобках было указано: «В начале 80-х Юрий Швец был сокурсником Владимира Путина по Академии КГБ».

— Зачем российским спецслужбам понадобилось разоблачать вас именно в 2001 году?

— Понятия не имею. С постсоветской Россией меня ничего не связывало, я никогда не был гражданином РФ, у меня даже российского паспорта не было. В 1993-м я уехал в США, а спустя три года опубликовал книгу воспоминаний «Вашингтонская резидентура: моя жизнь шпиона КГБ в Америке». Едва мемуары появились, в России начался вой: мол, Швец выдал все секреты. О каких секретах речь, если СССР давно развалился, Комитет госбезопасности на тот момент не существовал, а председатель КГБ Владимир Крючков уже отсидел в тюрьме за попытку государственного переворота в августе 1991 года.

— Может, вой поднялся потому, что вы слишком много знаете о прошлом Путина-разведчика?

— Путин никогда не работал в разведке.

— Но в официальной биографии президента РФ указано, что он служил контрразведчиком в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург), а после — в Германской демократической республике (ГДР).

— После окончания Института Андропова Путина отослали в территориальные органы — управление КГБ по Ленинграду и Ленинградской области. Это чрезвычайно важно для понимания «Who is mister Putin?» и что сейчас происходит с Россией.

Попасть в Краснознаменный имени Андропова институт КГБ СССР было чрезвычайно сложно. Но если уж попал, то с вероятностью 99,9% тебя направят в разведку (за исключением республиканских товарищей из Украинской ССР и других республик — их присылали в Москву для подготовки национальных кадров, а после очень часто отправляли обратно). Но Ленинград — другое дело. Со мной учились ребята из этого города, они попали в Первое главное управление КГБ, отвечавшее за внешнюю разведку, а Путин — нет.

— Почему?

— Несмотря на распространенный миф, в разведку попадали не только Джеймсы Бонды, таких по пальцам пересчитать можно было. Основная масса сотрудников Первого главного управления КГБ — это люди с достаточно средними аналитическими способностями и адекватными психологическими характеристиками. Ключевое слово — «средний». То, что Путина направили не в разведку, а в ленинградское управление КГБ означает, что на фоне сослуживцев его способности были ниже среднего.

Во время учебы в Москве Путин как иногородний жил на закрытом объекте, который располагался за пределами города, глубоко в лесу и был обнесен высоким забором. Будущий президент РФ находился там 24 часа в сутки, семь дней в неделю на протяжении почти года. В Институте Андропова не только обучали, но и изучали самих студентов, чтобы понять: подходят они для работы в разведке или нет? Студента Путина за год изучили так, как этого не сделает ни одна лаборатория в мире. Фигурально выражаясь, его просветили всеми возможными рентгенами и вывернули мехом внутрь и, в результате, направили работать в Ленинградскую область.

— Но в Советском Союзе вторым по значимости городом, после Москвы, был именно Ленинград. Почему вы так пренебрежительно отзываетесь о службе в северной столице?

— Управление госбезопасности по Ленинграду и Ленинградской области было типичным провинциальным офисом КГБ, который ничем не отличался от управления КГБ в, скажем, Жмеринке или Бердичеве. По идее, сотрудники должны были ловить иностранных шпионов и вербовать своих, но на самом деле ничем подобным не занимались, потому что во всем мире не было столько шпионов, сколько в СССР было территориальных «управ» КГБ. Так что в Ленинграде разведчик Путин занимался фигней: разгребал кляузы студентов на профессоров, кляузы профессоров на ректоров и так далее.


Путин с отцом Владимиром Спиридоновичем и матерью Марией Ивановной перед отправкой в ГДР, 1985 год. Фото: putin.kremlin.ru

 

 

— Тем не менее в 1985 году будущего президента РФ направили на работу в Восточную Германию, где, согласно официальной биографии, «он проходил службу в территориальной разведточке в Дрездене под прикрытием должности директора Дома дружбы СССР—ГДР».

— В ГДР не было резидентуры КГБ и, согласно приказу, Комитет госбезопасности не вел разведывательную деятельность на территории социалистических стран, особенно в ГДР, которая была одной из самых дружественных советскому режиму. У восточных немцев была собственная великолепная агентурная разведка, главное было ей не мешать, они сами выполняли всю работу и докладывали в Москву.

Резидентура — это конспиративное подразделение разведки одного государства на территории другого. В ГДР ничего подобного не было, а было официальное представительство КГБ в Берлине, Дрездене и, по-моему, еще в одном городе. Зачем? Во времена СССР выезд за границу был настоящим событием для любого советского гражданина. И КГБ устраивал для сотрудников территориальных подразделений этот «праздник жизни». Офицера КГБ отправляли на несколько лет в ГДР, где он коптил небо и возвращался на родину с немецким фотоаппаратом с линзой «Карл Цейс» и со столовым сервизом «Мадонна». Эти две стандартные вещи были практически единственным результатом его «разведдеятельности» в ГДР.

Тем же самым занимался и Путин. В его обязанности директора Дома дружбы СССР—ГДР входило накрыть поляну для высокопоставленных товарищей из Москвы, накормить, напоить, отоварить в местных магазинах, опять накрыть поляну, погрузить бесчувственные тела в самолет и отправить обратно в Москву. Вот и вся разведработа Путина в ГДР.

— Вы настаиваете, что у Путина времен службы в КГБ и способности были ниже среднего, и настоящей разведкой он никогда не занимался…

— Это не я настаиваю, а его настоящая, а не фейковая профессиональная биография. Сам факт, что Путина после Института Андропова отправили обратно в Ленинград — это однозначный диагноз. Во время учебы его изучали десятки преподавателей и профессиональных инструкторов, каждый из которых по окончании учебы писал на выпускников соответствующую характеристику. Я видел некоторые из этих характеристик — это аналитические исследования, потрясающие по глубине описания интеллектуальных и психологических способностей объекта. Между прочим, знаете, как много о человеке говорит его прозвище? В КГБ Путина называли Окурком, после — Бледной Молью, сейчас — Ботоксом.

— В Украине у российского президента тоже есть прозвище…

— (Смеется). Знаю, Путин — ла-ла-ла! Великие русские полководцы, воевавшие в Крыму с Османской империей, получили от императрицы Екатерины красивые приставки к фамилиям: Суворов-Рымникский, Румянцев-Задунайский, Потемкин-Таврический. А Путин за свою прошлогоднюю крымскую операцию получил красноречивую приставку Х..ло.


«Великие русские полководцы, воевавшие в Крыму, получили приставки к фамилиям: Суворов-Рымникский, Румянцев-Задунайский, Потемкин-Таврический. А Путин за свою прошлогоднюю крымскую операцию получил красноречивую приставку Х..ло». Фото: Yuri Kochetkov / EPA


Я общался с людьми, которые хорошо знали Путина задолго до его президентства. Все отмечали, что помимо достаточно посредственных интеллектуальных способностей он отличался чрезвычайной закомплексованностью. Путина буквально убивал собственный маленький рост, комплекс неполноценности был отпечатан во всей его фигуре и на лице. Такого человека нельзя было посылать разведчиком за границу, потому что у него на лице было написано: «Завербуй меня!». Он потому в КГБ пошел и дзюдо занялся, чтобы как-то компенсировать комплекс неполноценности. Не знаю, как в спорте, но в КГБ у него точно не сложилось.

— Тем не менее, в отличие от более талантливых однокурсников, именно Путин почти 15 лет безраздельно правит одним из самых больших государств мира…

— Да потому и поднялся, что это устоявшаяся традиция советской, а теперь и российской политической системы, когда на поверхность всплывает… оно. Почему в 1953-м Никиту Хрущева назначили Первым секретарем Центрального комитета КПСС? Он ведь абсолютным чмо был, скоморохом при Сталине. Но назначили его как марионетку, за спиной которой стояли серьезные люди.

Мягкого и недалекого Леонида Брежнева тоже временно посадили СССР возглавлять, через пару лет его должен был сменить умный «железный Шурик» — Александр Шелепин. Но всем нужна была марионетка: мол, за ниточки подергаем, а через пару лет снимем. В итоге пару лет вылились в 18 лет брежневской эпохи.

С Путиным та же история. Его выбрали как послушную марионетку, которая на посту главы РФ должна была гарантировать безопасность и бабло тем, кому пришел на смену. Я общался с Борисом Березовским, который сыграл немалую роль в том, чтобы Путин стал президентом. Борис говорил: «Дайте мне один телеканал, и я сделаю стул следующим президентом России ». Вот и весь ответ, как Путин поднялся.


Первая половина 1990-х, мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак со своим замом Владимиром Путиным (на снимке — за спиной Собчака несет чемодан). «Путина буквально убивал собственный маленький рост, комплекс неполноценности был отпечатан во всей его фигуре и на лице. Такого человека нельзя было посылать разведчиком за границу, потому что у него на лице было написано: «Завербуй меня!»

— Возможен ли в сегодняшней России дворцовый переворот, который отстранит Путина от власти?

— Вполне, тем более что у кремлевских «элит» из-за западных санкций страдает бизнес. Им нафиг не нужен ни Крым, ни Донбасс. Сейчас главный стратегический конфликт России — это конфликт между стремлением Путина досидеть на своем месте до гробовой доски и объективными потребностями страны в нормальном развитии. Если Путин досидит наверху до конца, Россия либо развалится, либо превратится в третьесортное государство вроде Северной Кореи или Монголии.

— Вам не кажется, что кремлевские элиты боятся русского народного бунта больше, чем западных санкций, и потому не решатся на переворот?

— Это закоренелая болезнь всей московской «элиты». Накануне развала СССР к нам в КГБ каждую неделю приезжал очередной партийный работник из ЦК: мол, ребята, вы должны помочь нам остаться у власти, иначе начнется бессмысленный и беспощадный бунт, тогда и вас, и нас будут вешать на фонарных столбах, как в Будапеште во время антисоветского восстания 1956 года.

— Насколько высока вероятность, что Путин нажмет ядерную кнопку?

— Нулевая. Я профессионально занимался военно-стратегической проблематикой в разгар «холодной войны» между СССР и США, когда опасность ядерной войны реально существовала. Что значит начать ядерную войну? Надо нанести первый удар, цель которого — уничтожить максимальное количество установок ракет наземного базирования противника, а когда в ответ полетят оставшиеся ракеты, их необходимо сбить своими средствами ракетной обороны. У СССР никогда не было потенциала первого ядерного удара, у России — тем более.

— Согласно официальным данным на сентябрь 2013 года в арсенале РФ было около трех тысяч ядерных боеголовок, в неофициальных источниках указывается цифра свыше 50 тысяч.

— Структура российских ракет наземного базирования такова, что примерно половина боеголовок установлена на ракетах SS-18 или «Сатана», произведенных в конструкторском бюро «Южное» в Днепропетровске. Это детище 60-х годов прошлого века, там примерно по 10 боеголовок на каждой ракете, но они не обладают необходимой точностью. Ракеты предназначены для удара по площадям, а не по точным целям. То есть российские ядерные ракеты могут снести Нью-Йорк, Сан-Франциско и другие крупные города США, но не уничтожат американские ракеты в шахтных установках. Зато получат гарантированный ответный удар, который сметет Россию целиком.

 

Ссылка на источник

Прочитано 1627 раз

Комментарии  

-1 # edrid 10.07.2015 07:18
А можно я тоже про лечение депутатов за границей скажу?

Дорогой ты наш удивительно всеми любимый потрясающе солнцеликий Владимир Владимирович, сапоги которого попирают Вселенную, Ципраса, Абамку-чмо и Меркель. Так случилось, что после начатой тобой второй серии старой войны — нет, не Украины, Украина мне пока обошлась всего лишь в сломанный нос и нарушенное плечо, и даже не Грузии, там мне всего лишь колено осколком танкового снаряда расцарапало — а той, старой, которая пятнадцать лет назад еще была, на Кавказе, в продолжение первой серии — так вот, после этой замечательной победоносной войны у меня в ноге образовалась лишняя дырка. Не очень-то мне и нужная. А еще, после последствий так и не залеченной дизентерии, я, когда иду в сортир, временами дрищу половиной стакана крови. Бывает. Обычное дело, если летом при плюс сорока жить в земляных норах и жрать из общих немытых котелков. От этого в кишках, знаешь, такие кровавые бутоны набухают. Водой-то Родина солдат обеспечить не в состоянии. Ну, да я не в обиде — в пустыне ведь живем, где её здесь взять, воду-то.

А после двусторонней пневмонии — это уже в Москве, в Лефортово, на окружной гауптвахте, в Первом комендантском полку, или «Дизелятнике» как мы его называли, потому что уезжали оттуда в основном на дисбат, «дизель», это когда меня сажали за дезертирство, хотя я ровно наоборот, обратно в Чечню ехал после похорон отца (к пацанам вернуться хотел, ага), да задержался, потому что лечил как раз эту сраную (извини за каламбур) дизентерию, лечил-лечил, да не долечил — так вот после пневмонии, заработанной в подвалах губы первого комендантского (хорошие подвалы, сводчатые такие, говорят, при Петре еще строили, третья камера на выход, руки за спину лицом к стене!) после этой пневмонии врачи не рекомендуют мне курить, что при моей работе проблематично.

А после стрептодермии (это Еланская учебка, Камышлов, откуда у тебя сейчас добровольцы на новую твою войну толпами русский мир спасать едут, потому что за пятнадцать нефтяных лет нефтебаксы и дворцы обошли Камышлов стороной как-то, и он как был дырой мира посреди болот, так и остался, как, собственно, и все остальные райцентры нашей необъятной, где только спиваться или на войну ехать) — той самой стрептодермии, когда от голодухи, холода и тумаков человек начинает гнить, в прямом смысле этого слова, в основном ноги, которые покрываются гнойными язвами и начинают ошметками стекать в сапоги, а в худших случаях кожи может не быть на всей ноге, полностью, от колена до ступни, я видел такое, и гнили так люди месяцами, потому что лечить это все было нечем, я свои дырки только в Аргуне залечил, когда нас вывели с гор, солнцем залечил — так вот, после этой смешной стрептодермии симпатишные тетки хохочут теперь надо мной на пляже.

А после того, как нас зимой немного поприжали в болоте под Алхан-Юртом, где мы проторчали сутки, по холодку побаливает внутрях.
Ну и там по мелочи, из ненужного — зубы Тимоха повышибал, ногти на ногах повыпадали, недостача веса от голодухи, вши, кукушку заклинило, алкоголизм посткомбатанта, вот это все.
недавно кобзон заболел (а сироты уже умерли которых закон принятый кобзоном запретил усыновлять)
Короче говоря — последние двадцать лет не было ни дня, чтоб у меня где-нить че-нить внутре не болело.
Да, так вот. Можно ли мне тоже обратиться к тебе, о Солнцеликий, за помощью, чтобы поехать в Германию полечиться? А то мне вот бумажка о том, что я за капремонт буду платить теперь сам, пришла. А путевка в Мюнстерскую клинику — не, чота не пришла. Как и тысяч двести неденоминированных за «выполнение правительственного задания на территории чеченской республики» тоже.
В этом году — ровно двадцать лет как. Даже и не знаю, как так вышло-то.. На почте накосячили наверно. Поможешь?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать